Новая стратегия Европы. Журнал "Эксперт", 21.09.2018

12 сентября 2018


Ещё два года назад это невозможно было себе представить. Два столпа Евросоюза Германия и Франция, которые всегда настаивали на трансатлантическом единстве с Соединёнными Штатами, заявляют: Европа должна укрепить свою независимость, экономическую, финансовую и даже оборонную. Причём, такие заявления делают не «антисистемные» «евроскептики» и «популисты», а сами лидеры государств и их правительства.

Европа расплетает трансатлантические связи

Первой расхождения во взглядах публично зафиксировала лидер Германии Ангела Меркель. В мае прошлого года канцлер анонсировала новую эпоху: «Времена, когда мы могли полностью зависеть от других, фактически прошли.  Мы, европейцы, должны взять свою судьбу в собственные руки».

Год спустя «другие» уже давно названы по имени, концепции внешней политики пересматриваются, полным ходом идёт разработка независимых от Вашингтона финансовых механизмов. Более того, речь идёт и о военных делах. Президент Макрон 28 августа на встрече с послами Франции в Елисейском дворце призвал «не полагаться в вопросах безопасности исключительно на США»: «Мы сами должны взять на себя ответственность и обеспечить безопасность и, следовательно, суверенитет Европы». Министр финансов Франции Бруно Ле Мэр объяснил суть независимости в части касающейся его сферы: «Вместе с Германией мы полны решимости разработать независимый европейский или франко-германский инструмент финансирования, который позволит нам не стать косвенными жертвами экстерриториальных санкций США». «Мне бы хотелось видеть Европу суверенным континентом, а не вассалом», — так откровенно официальные лица Франции своих желаний давно не формулировали.

Параллельно министр иностранных дел Германии Хайко Маас в программной статье в газете «Handelsblatt» от 21 августа утверждает: Европа не должна позволять США действовать «без какого-либо согласования с нами и за наш счёт». Речь идёт о создании независимых от США платёжных каналов, учреждении европейского валютного фонда и поддержания независимой системы платежей SWIFT. «Пришло время переоценить наше трансатлантическое партнёрство, взглянуть на него трезвым критическим взглядом, причём не лишённым самокритики», — заявляет глава МИД Германии  25 августа в Берлине. Из всех возможных мероприятий министр Хаас выбрал для анонса этой эпохальной новости церемонию открытия года Германии в США.

Судя по системности и согласованности намерений, трансатлантическому партнёрству будет нанесён самый крупный удар за его 70-летнюю с лишним историю. Сегодняшние европейские инициативы в сфере безопасности глубже и системнее, чем разовое решение президента Франции Шарля де Голля вывести страну из военных структур НАТО в 1966 году. А финансово-экономические противоречия между Европой и Вашингтоном сегодня гораздо напряжённее, чем во времена администрации Рональда Рейгана, когда в 1982 году президент наложил на европейские компании санкции за их участие в строительстве второй ветви газопровода из Уренгоя в Западную Европу.

Этот раскол в трансатлантическом партнёрстве, казалось, крепко забетонированном десятилетиями «холодной» войны и «сдерживанием» современной России, активировал Дональд Трамп. Националистический принцип «Америка прежде всего» и экономическая война, которая из него следует, вместе с санкциями за бизнес с Россией и Ираном, наращивание военных расходов и насилия, плюс собственно персона Трампа, резко отталкивающая для европейцев (за исключением ультраправых единомышленников Трампа в Европе) пробили глубокие бреши в трансатлантическом монолите.

Атлантическое размежевание влечёт за собой укрепление других партнёрств. Обновлённая немецкая концепция, заявленная в августе, предлагает искать новых союзников, «делающих ставку на совместную работу и соблюдение правил». А президент Макрон 30 августа на пресс-конференции в Хельсинки заявил идею, которая ещё год назад прозвучала бы крамольно: «Мы заинтересованы в том, чтобы у ЕС были стратегические отношения с Турцией, а также с Россией, которые принесут стабильность и в долгосрочной перспективе будут более крепкими и согласованными».

Но и это ещё не все. Макрон призвал «обновить» отношения ЕС с Россией: «В таких вопросах, как кибербезопасность, оборона и стратегические отношения, можно представить очертания новых отношений между Россией и ЕС, которые соответствуют тому направлению, в котором движется Европа».

И более того. Президент Макрон в интервью шведскому телеканалу SVT выразил такую мысль: «Я уважаю Владимира Путина, и я считаю, что мы должны вместе с Россией выстроить новую архитектуру безопасности — мы нуждаемся в подобной дискуссии вместе с Россией».

Ровно к этому — новой архитектуре коллективной безопасности  —  на протяжении последнего десятилетия Россия тщетно призывала Европу.

Система коллективной безопасности в Европе — процесс пошёл?

Так сдвинется ли с места создание системы коллективной безопасности в Европе? Какие препятствия стоят и ещё появятся на пути этого процесса?

Прежде всего, при всем европейском недовольстве политикой Вашингтона и лично Дональда Трампа, крепких связей поперек Атлантики остаётся немало. Весь госаппарат США продолжает делать своё дело вне зависимости от взбрыкиваний своего президента.

Со своей стороны европейцы иногда, похоже, сами удивляются своей смелости и откатывают претензии назад. Так глава МИД Германии Хайко Маас, заявив о переоценке трансатлантических отношений, уточнил, что эта переоценка будет проводиться в непрерывном диалоге с американскими партнёрами.

В отношениях между Россией и Европой жёсткие противоречия по «украинскому вопросу» никуда не исчезнут. Президент Макрон, при всей расположенности к новым подходам, продолжает называть Россию «агрессором» на Украине и вообще «речь не о том, чтобы забыть последние несколько лет, это было бы неправильно», — сказал глава Франции в Хельсинки. Аналогичную позицию занимает канцлер Меркель.

С точки зрения политической экономики, расхождения между Америкой и Европой объясняются прежде всего межкапиталистическими противоречиями и конкуренцией между капиталами двух континентов — в том числе за места на рынках России и Ирана.

Есть и «внутренние враги», которые будут мешать не только обновлению архитектуры безопасности, но и дестабилизировать власть. Европейские национал-патриоты в виде ультраправых «Национального фронта», итальянской «Лиги», «Альтернативы для Германии» и других ставят целью убрать из власти правящие партии и конкретно Макрона и Меркель. Позитивные звуки в отношении Москвы эти силы издают только из собственных корыстных интересов, чреватых новыми, гораздо более серьёзными угрозами. Сама идея национализма исключает любую коллективную концепцию, тем более в сфере безопасности.

Собственно, насколько долгосрочно мыслят сами европейцы? Или их недовольство Вашингтоном сводится к одиозной персоне Трампа, и претензии на независимость закончатся с его уходом? В очередной раз удивляет глава МИД Германии Маас: трансатлантический союз был выкован требованиями «холодной» войны, но теперь «Связывающая сила конфликта между Востоком и Западом ушла в историю. Эти изменения начались задолго до избрания Трампа — и надолго переживут его президентство».

Участник событий разных эпох Вольфганг Ишингер, председатель Мюнхенской конференции по безопасности и бывший посол Германии в Вашингтоне со знанием дела констатирует: «Относительно гармоничные отношения между сверхдержавой и её добровольно подчинёнными европейскими партнёрами подходят к концу и не вернутся в прежней форме. И это не плохо, что начался процесс освобождения. Трамп заставляет нас расти».

Так широко «окно возможностей» открылось, пожалуй, впервые в современной истории России. «Европа — наш общий дом» Михаила «Горби» Горбачева и безусловная «дружба» времён Бориса Ельцина не в счёт: в силу наивности либо инициативной капитуляции руководства, страна выступала в подчинённом статусе. Сегодня появляется реальный шанс. Однако этот шанс реализовать будет не просто — противников найдётся немало. Но насколько успешно мы им воспользуемся, зависит только от нас.



Возврат к списку