«Норвегия между США и Россией»

Институт внешнеполитических исследований и инициатив и «Кучково поле» выпустили очередное издание в серии «Реальная политика» — перевод книги «Норвегия между США и Россией» преподавателя Академии Вооружённых сил Норвегии подполковника Турмуда Хейера.

Норвегия, член-основатель НАТО, на протяжении холодной войны   поддерживала сложный баланс: верное союзничество с США сопровождалось добрососедскими отношениями с Советским Союзом, хотя инциденты случались регулярно. За последние десятилетия от «базовой политики» не осталось и следа: Норвегия теперь включена в интегрированную систему американских стратегических интересов на Севере Европы и в Арктике. Автор, аналитик и профессор Академии Вооружённых сил Норвегии, оценивает такое положение как более опасное для собственных жителей, для соседней России и даже для США. При этом норвежские власти, несмотря на заявленную «гласность», не допускают обсуждения военной политики в обществе. Какова цена позиции «хорошего союзника» США в НАТО? Можно ли достигнуть баланса в отношениях с Америкой и Россией?


ПРЕДИСЛОВИЕ
к российскому изданию

Книга «Стала ли Норвегия более опасной?», вышедшая в 2019 году в Норвегии, вызвала большой резонанс. Её автор Турмуд Хейер, подполковник, профессор Академии вооружённых сил Норвегии задался вопросами, которые, вероятно, возникают у многих его сограждан, но не становятся предметом широкой дискуссии ни в военных, ни в политических, ни в общественных кругах.

У Турмуда Хейера есть все компетенции для авторитетного обсуждения вопросов безопасности и военной политики Норвегии. Он работал в военной разведке, прошёл Афганистан, защитил докторскую диссертацию по политическим наукам в 2006 году. Автор — преданный защитник интересов Норвегии. При этом он человек мыслящий и приверженный свободе совести и слова, важнейшим ценностям демократического мира. Его книга — честный анализ официальной норвежской политики верного своей стране офицера.

Норвегия — один из членов-основателей НАТО и неизменный союзник Соединённых Штатов Америки. Однако с заявленным главным противником альянса Норвегия имеет 180-километровую границу, и в 1944—1945 годы именно Красная Армия освободила северную провинцию Финнмарк. На протяжении всего периода холодной войны власти Норвегии поддерживали деликатный баланс: с одной стороны, верное союзничество с США в рамках НАТО, с другой — добрососедские отношения с Советским Союзом. Важнейшей частью официальной политики был запрет на размещение иностранных военных баз и ядерного оружия на норвежской территории.

Такая «базовая политика» Норвегии, которую последовательно вели социал-демократические правительства страны, способствовала относительной стабильности в северных районах во время холодной войны. Хотя инциденты случались регулярно. Самолеты-разведчики U2 на службе ЦРУ использовали военную авиабазу Будё в Северной Норвегии — именно она была конечным пунктом разведывательного полёта американца Фрэнсиса Пауэрса, чей самолёт был сбит советской ракетой в 1961 году. Военные корабли США регулярно заходили в норвежские порты, возможно, с ядерными вооружениями на борту. Для разжигания антисоветских настроений в Скандинавии американские ведомства в 1970-1980-е годы организовывали провокации, в результате которых советские подводные лодки обвинялись в нарушении норвежских и шведских территориальных вод.

Внешняя политика Осло по отношению к Советскому Союзу начала заметно меняться в середине 1980-х годов. После разрушения СССР в 1991 году крен усиливался: страна постепенно отказывалась от баланса между позицией лояльного союзника США и доброго соседа России — в пользу активного союзничества с Вашингтоном напрямую и в рамках НАТО.

Этот крен стал особенно очевиден после 2005 года, начиная с так называемого зелено-красного кабинета Йенса Столтенберга — в настоящее время генерального секретаря НАТО, и до сегодняшнего консервативного правительства Эрны Сульберг. Автор задаётся вопросом, что осталось от традиционной «базовой политики».

Если смотреть из Москвы, не осталось ничего. Ориентация Норвегии на США и НАТО на протяжении последних тридцати лет дала ожидаемый результат: почти полную интеграцию норвежского государства в агрессивную военную стратегию США в Северной Европе и Арктике. Отвечает ли эта ориентация интересам США, Норвегии и её соседей?

Турмуд Хейер оценивает сегодняшнее положение Норвегии как более опасное, чем во времена холодной войны. Более опасной Норвегия стала для соседней России, для собственных жителей и даже, как это ни парадоксально, для США. По мнению Хейера, Норвегия оказалась в положении, когда её зависимость от американских военных приоритетов не даёт ей больше безопасности по отношению к России.

Автор приводит конкретные примеры. В Северной Норвегии вблизи российской границы, несмотря на официальные заявления, в «режиме ротации» постоянно дислоцируются морские пехотинцы США. В городе Вардё, 30-ти километрах от Мурманска появилась радиолокационная разведывательная станция, оснащённая новейшим оборудованием и финансируемая США. Силы специальных операций Норвегии активно участвуют в операциях НАТО в Афганистане, Ливии, Сирии, Мали — очень далеко от интересов национальной обороны на севере Европы, и совсем далеко от исходного смысла альянса, который, напомним, называется Североатлантическим.

В последние годы Арктика приобретает всё большое значение и привлекает внимание стран не только арктических. Гонка за ресурсами в этом регионе с годами будет только нарастать. США и главные страны НАТО рассматривают арктический регион в качестве своего оперативного театра военных действий, что неминуемо приведёт к повышению напряжённости в регионе.

Заслуга Турмуда Хейера перед норвежским обществом велика. Впервые за последние десятилетия он выносит на обсуждение центральный вопрос политики безопасности: как расширенное военное партнёрство с США можно совместить с добрососедскими отношениями с Россией?

В России выход перевода этой книги — крупное событие для экспертов по вопросам политики и безопасности в Северной Европе и в Арктике. Она позволит лучше понять эволюцию отношений Норвегии и США, внутренние дискуссии в стране, логику принятия решений в рамках НАТО и другие важные процессы.

 

Вероника Крашенинникова
Советник МИА «Россия сегодня»
Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие к российскому изданию. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

Глава 1. Хороший союзник . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14

Издержки статуса «хороший союзник» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20

Перерасход и зависимость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23

Тяготы географического положения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28

Новая нормальная обстановка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33

Проблема. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36

Структура книги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40

Глава 2. Значение северных территорий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 42

Сила географического расположения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46

Игра коалиций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53

От буфера к трамплину . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60

Трудное самопознание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69

Глава 3. Лучшие в реформах НАТО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81

Исчезнувшее пространство для манёвра . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82

Путь к зависимости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 86

Уязвимость в собственных рядах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 93

«Политика приглашения» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 97

Оборонительный и наступательный реализм . . . . . . . . . . . . . . . . . 101

Последствия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106

Теоретический вывод. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 113

Глава 4. Отношение к США . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115

Норвегия как стратегический фронт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 119

Страх быть забытыми . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122

Дилемма зависимости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124

Привязать США к НАТО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128

Сложный выбор . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 132

Парадокс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 137

Глава 5. Отношение к России . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 140

Дилемма безопасности. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141

Парадокс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 145

Бесполезное сдерживание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147

Взаимный страх . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156

Дилемма эскалации. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 161

Поворот к наступательной стратегии? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 166

Глава 6. Заграница как арена для обеспечения
национальной безопасности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 170

Секретная кухня государственного управления . . . . . . . . . . . . . . . 173

Открытые и закрытые стратегии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179

Собственная динамика войны. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 184

Местные, региональные

и глобальные линии конфликтов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 188

Местный уровень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 189

Региональный уровень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 194

Глобальный уровень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 196

Полезный вклад в обеспечение мира? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 200

Разведка и спецназ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206

Глава 7. Больше секретности, меньше гласности? . . . . . . . . . . . . . . . 216

Скрытая проблема гласности. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217

Информирование общества и демократический контроль . . . . . . 225

Строитель отношений или швейцар? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 229

Нарушение исторических моделей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 232

Групповое мышление. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 236

Глава 8. Стала ли Норвегия более опасной? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 239

США и дилемма зависимости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 241

Россия и дилемма безопасности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245

Вооружённые силы и дилемма эскалации. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 248

Противоречащие фактам оценки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 249

Новое норвежское мышление в вопросах безопасности . . . . . . . . . 253

Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 255

Возврат к списку