StanRadar.com: «Игорь Панкратенко: Россия не будет размещать дополнительный военный контингент в Киргизии», 11 марта 2014

«Легкая истерия по этому вопросу — она либо от некомпетентности, либо от недобросовестности, когда муссированием «афганской» темы общественное мнение откровенно «уводят» от реальных угроз», — российский эксперт по Ближнему Востоку и Центральной Азии Игорь Панкратенко рассказал StanRadar.com о том, почему Россия поставляет в Киргизию вооружение, и как это связано с выводом ЦТП «Манас».

StanRadar.com: Какие цели преследует Россия, поставляя вооружение в Киргизию?

— Цели здесь абсолютно прозрачные — укрепление боеспособности государства-участника Организации договора по коллективной безопасности, доведение боевых параметров его вооруженных сил до современного уровня.

Причем, сразу бы хотел отметить то, что участвуя в реорганизации и переоснащении Вооруженных сил Киргизии, Москва исходит из уровня «разумной достаточности». То есть Россия не поставляет новейшие виды вооружений, поскольку киргизская армия пока не в состоянии обеспечить их эффективное применение и обслуживание, но передает то оружие, которое достаточно эффективно для выполнения задач, определенных доктринальными документами Киргизии и может быть быстро освоено личным составом.

StanRadar.com: Могут ли договоры, подписанные с Россией в рамках ОДКБ, означать усиление военного присутствия России в Киргизии?

— Давайте определимся с термином «военное присутствие». Если речь идет о размещении дополнительного военного контингента, частей и подразделений, то существующие договоры этого не предусматривают. И планов таких у России нет. Есть сектор ответственности вооруженных сил Киргизии, и именно киргизские вооруженные силы должны его «закрывать», не делегируя своих полномочий другой стране, так как это было бы нарушением суверенитета республики.

Если же речь идет об увеличении обслуживающего и технического персонала на авиабазе в Канте, связанное с повышением ее боевых возможностей, то я не думаю, что доведение подразделений авиационно-технического обеспечения до нормального, а не урезанного батальонного уровня можно назвать «усилением военного присутствия».

StanRadar.com: Если американская база «Манас» будет выведена с территории Киргизии, то возможен ли вариант появление там российских военных?

— На сегодняшний день ни у России, ни у ОДКБ в целом нет задач, под решение которых нужен бы был комплекс уровня «Манаса». Появятся такие задачи — будет рассматриваться данный вопрос. Но пока тема российского военного присутствия именно в «Манасе» не актуальна. Россия выделяет значительные финансовые средства на обустройство авиабазы в Канте, и имеющихся возможностей этой авиабазы для наших текущих задач вполне достаточно.

Другое дело — экономические проекты по «Манасу». Если России предложат поучаствовать в конкретном и реальном инвестиционном проекте по «Манасу», то, думаю, найдутся и бизнесмены, и финансы для такого участия. Но пока о серьезных и проработанных инвестиционных проектах, как и о предложениях российской стороне в них участвовать, лично мне ничего не известно.

StanRadar.com: После новости о поставках российского вооружения Совет правозащитников обратился к парламенту Киргизии с требованием «незамедлительного контроля» потому, что «поставляемое вооружение не соответствует характеру угроз безопасности в Центральной Азии». Почему НПО-сектор отреагировал на эту известие?

— С киргизскими НПО все достаточно интересно. Они активно выступают по всем вопросам, хотят участвовать в решении любых задач, но при этом жутко не хотят какого-то государственного контроля за их активность, что показали обсуждения проектов законов, регулирующих их деятельность как в 2012, так и в конце 2013 года. Все мы помним заявление руководителя Правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой о том, что этими законопроектами НКО республики, оказывается¸ «хотят отдать на растерзание ГКНБ».

В этом вопросе я полностью согласен со словами Улукбека Маматаева из «Ак-калпак», который совершенно справедливо заметил: «Так как неправительственные организации финансируются из-за рубежа, от них больше негативного влияния. Сейчас нет таких организаций, которые финансирует наше государство. Поэтому было бы хорошо, если бы правительство взяло их под свой пристальный контроль. Финансируемые зарубежными странами, они проводят политику этих стран, наносят ощутимый вред будущему народа».

Значительная часть киргизских НПО действует в интересах Запада, а потому все, что связано с укреплением российско-киргизских отношений вызывает у них и пристальный интерес, и категорическое неприятие.

StanRadar.com: Связано ли усиление военного сотрудничества с Россией с выводом войск из Афганистана?

— Ситуация в Афганистане и некий мифический «вывод войск» оттуда не являются главной и актуальной угрозой стабильности в Средней Азии. Но с другой стороны, если уж для укрепления нашего военного сотрудничества с Киргизией в официальной риторике используется именно этот повод — не вижу в этом ничего страшного.

StanRadar.com: Будут ли россияне помогать Киргизии противостоять возможной угрозе из Афганистана?

— Я не вижу реальных угроз для Киргизии из Афганистана. Вот эта легкая истерия по поводу некоей «афганской угрозы» — она либо от некомпетентности, либо от недобросовестности, когда муссированием «афганской» темы общественное мнение откровенно «уводят» от реальных угроз.

Сепаратистские устремления части киргизских элит, их неразборчивость в средствах в борьбе за власть, рост криминальной экономики — от наркотранзита до контрабанды, неурегулированность пограничных вопросов и межэтнических проблем — представляют гораздо большую угрозу стабильности республики, чем мифическая «афганская угроза».

StanRadar.com: Как американцы будут реагировать на усиление российской военной составляющей в Киргизии?

— Боюсь разочаровать, но я не вижу сейчас реальной конкурентной борьбы за Киргизию. Ситуация за последние три-четыре года поменялась, следовательно изменились политические установки ведущих игроков в отношении Бишкека.

Для США сейчас важнее всего, чтобы Киргизия не стала членом Таможенного Союза и не стала полноценным членом ОДКБ. То есть, Запад не заинтересован в стабильности в республике — ни в экономической, ни в политической сфере.

Россия и Китай, наоборот, хотели бы видеть стабильное государство с динамично развивающейся экономикой, правда, здесь еще не совсем ясно, как добиваться этого роста, какую экономическую нишу может занять Бишкек. Возможно, говорю это откровенно, с некоторым ограничением парламентаризма в пользу президентской республики. Исходя из этих «целевых установок» и будут в ближайшее время действовать в отношении Киргизии с одной стороны — Запад, с другой — Москва и Пекин.

Возврат к списку