Польша в борьбе за Восточную Европу 1920–2020

Журнал «Международная жизнь», https://interaffairs.ru/news/show/26075 


Книга «Польша в борьбе за Восточную Европу, 1920–2020»

Польша в борьбе за Восточную Европу 1920–2020. Сб. ст. / Под общ. ред. В. Ю. Крашенинниковой; отв. ред. Д. С. Буневич. — М.: Издательство «Кучково поле», 2020. — 176 с.: ил. — (Реальная политика)

В издательстве «Кучково поле» вышла книга, подготовленная АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив». Главный редактор — советник Генерального директора МИА «Россия сегодня», кандидат исторических наук В.Ю. Крашенинникова.

Проблематика российско-польских отношений не может считаться самой сложной для исследователя. Здесь нет уникального цивилизационного барьера, который неизбежно возникает перед норвежцем пытающимся понять специфику внешней политики Южной Кореи. Даже языковой барьер, в ряде случаев являющийся важным фактором препятствующим исследованию и адекватному восприятию внешней политики того или иного государства, здесь преодолеваем без особых проблем. Наконец последние 400—500 лет для жителей Москвы нет большой проблемы в том, чтобы доехать до Варшавы, как впрочем, и наоборот. Тем не менее, польская восточная внешняя политика, её практика и еще в большей степени теория, по-прежнему остается парадоксальным убежищем для «нестареющей» идеи Польши в границах 1772 года, или еще более странные конструкции с восточными границами из 1939, и послевоенными западными рубежами.

Междуморье — это некоторая универсальная «обложка», проект, который может быть просто антиимперским, антисоветским, антироссийским, но, как правило, в нем присутствует видимый уровень задач второго ранга. Речь идет или о прямом объединении под польским ли­дерством государств Восточной Европы, или создании квази-федерации (конфедерации) в которой Польша по факту станет главной силой.

Однако и это не все. Новая восточная Европа (т.е. польская) видится Варшаве не только как противовес Москве, что давно не оригинально, не как противовес Берлину, что также не имеет элементов новизны, но как противовес всей «старой» Европе. Подобные амбиции можно считать не адекватными, но они определяют курс польской внешней политики и в силу этого заслуживают внимательного отношения. Эти амбиции толкали Польшу к провокационным проектам «Восточного партнерства» и принятой 19 сентября 2019 г. резолюция Евро­парламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы», согласно которой причиной Второй мировой войны был назван «подписанный коммунистическим Советским Союзом и нацистской Германией Договором о ненападении». Именно польские депутаты Европарламента были в числе главных инициаторов и организаторов принятия этого и любых других антироссийских документов.

Возвращаясь к оценке польской внешней политики, укажем на то, что именно в Польше, а не в Чехии, Германии, Финляндии или Франции или Японии существует постоянная рефлексия в отношении России, ее шагов во внешней и, что особенно странно, во внутренней политике. Одна из форм такой рефлексии – проект «Междуморья», квинтэссенция польской вульгарной геополитики нескольких веков.

Немецкая или французская или британская внешняя политика имеет традиционные и крайне важные «страны приложения». Париж веками особо внимательно следил за Лондоном или Веной, на место которой потом пришел Берлин. Вена не отводила внешнеполитического бинокля от Санкт-Петербурга и Рима, Рим не без оснований считал посольские должности в Париже и Вене стратегическими. Однако не одна из упомянутых стран не позиционировала свою внешнеполитическую доктрину в отношении одного соседствующего государства как цивилизационную стратегию, смысл существования, главное дело. Единственно исключение – Польша.  Без понимания этого обстоятельства изучение комплекса вопросов связанных с «междуморьем» затруднено. Как справедливо отмечает Вероника Крашенинникова, к.и.н., генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив: 

«Только отбросив химеру Междуморья, Польша может стать ответ­ственным и конструктивным членом Большой Европы». (с.15) 

Однако концепция, а точнее концепции междуморья являются системной основой польской внешней политики. Механизм встраивания «теорий» во внешнеполитическую практику достаточно сложен, на каждом историческом этапе он обладает определенной спецификой.

Каждая статья сборника посвящена важному вопросу международных отношений в Восточной Европе. В сборнике статей обращает на себя внимание материал доктора Рафала Риделя (Rafai Riedel) из Опольского университета (Польша) подготовил для сборника статью «Новый рыцарь холодной войны в Центральной Европе — Польша». Справедливо указывая на автори­тарные тенденции, возобладавшие в стране с приходом к власти нацио­нал-консерваторов, он отмечает роль Польши в качестве главного про­тивника России в Восточной Европе. Сравнивая Польшу с другими участниками региональной Вишеградской группы (Чехия, Словакия, Венгрия) он приходит к выводу, что позиция Варшавы по отношению к Москве является наиболее конфронтационной.

Как отмечает Дмитрий Буневич, к.и.н., директор Института русско-польского сотрудничества: 

«Первые идеологи «прометеизма», прежде всего — соратник Пилсудского Л. Василевский, обосновывали тезис исключительной ролью поляков в процессе развала Российской империи (затем — Советской России)». (с.78) 

Дополним этот тезис. Речь идет не только об исключительной роли поляков в развале Российской империи, но и концепции исключительности поляков и Польши вообще. 

«Поддержка антироссийского курса правительства Саакашвили была не случайным эпизодом, а закономерным продолжение линии на создание и развитие образованного в 2005 г. «Содружества демократического выбора». Это был своеобразный «антироссийский клуб», куда вошёл целый ряд постсоциалистических (преимущественно, постсоветских) государств, ориентированных на атлантический вектор интеграции». (с.113)

Дмитрий Буневич в статье «Восточная политика» Гедройца – Мерошевского или «Прометеизм 2.0.» сумел найти и позиционировать важнейшие слова президента Польши Б. Коморовского: «Наша вечная проблема состоит в том, что по отношению к России мы чувствуем своё цивилизационное и культурное преимущество и вместе с тем отсутствие силы». Увы, с этим тезисом следует согласиться.

Особое внимание следует обратить на статью В.Ю. Крашенинниковой «Возрождение междуморья — американская игра против Евросоюза и России». Если позиционирование «междуморья» как инструмента мягкой силы против России, раскрыто в российской, впрочем, и польской, литературе многократно, то антиевропейская направленность «междуморья» раскрыта существенно хуже.

Авторы любой значимой работы по проблематике международных отношений сталкиваются с проблемой. Объект исследования представляется им еще более важным и значимым, чем это есть на самом деле. В некоторой степени это характерно и для данного сборника. Тезис о том, что «ровно сто лет назад на равнинах Восточной Европы полыхало пламя Советско-польской войны — и от её исхода зависело будущее всей Европы» (с.3) представляется некоторым преувеличением.

Авторы указанного сборника — ученые и эксперты, историки, политологи, международники — детально рассматривают исторические и современные аспекты внешней политики Польши. Книга, с одной стороны, предназначена для широкого круга читателей, интересующихся историей Восточной Европы, отражает определенные политические взгляды авторов, однако, с другой стороны, базируется на объективной информации и имеет самостоятельное академическое значение.

Возврат к списку