Без геев или без мозгов?

07.08.2019

Литературная газета:  https://lgz.ru/article/-32-33-6701-07-08-2019/bez-geev-ili-bez-mozgov/

Вероника Крашенинникова


Российская пропаганда разделила страну и мир на два лагеря – на «либералов» и «консерваторов». С пеной у рта теле- и радиоведущие «мочат» «либералов» крепче, чем террористов. Если послушать, «либералы» – это те, кто за геев с мигрантами и за уличные протесты в Москве. А «консерваторы» – те за добрые семейные ценности, порядок и вообще патриоты.

Внедрение идеологии «консерватизма» в России резко активизировалось в 2011–2012 годах после протестов на Болотной. Появились научные труды о «русском консерватизме», из истории были извлечены идеологи типа Ивана Ильина, на госканалах стали восхвалять монархию и клерикализм. За рубежом взялись искать «консервативных» друзей.

Либерализм в классическом определении отстаивает право на жизнь, свободу, справедливое судебное разбирательство и частную собственность. Все эти права закреплены Конституцией России, вряд ли кто хотел бы с ними расстаться – включая консерваторов. В российском же эфире «либерализм» карикатурно сводится к гей-парадам и секс-меньшинствам с такой одержимостью, что кажется: те, кто об этом судачит, беспокоятся о себе.

В политике хватает места для здравых консервативных идей. Президент Путин говорил: здоровый консерватизм предполагает использование всего лучшего, нового, перспективного для обеспечения нашего развития. Он включает бережное отношение к материнству и детству, к своей истории, к традициям и исконным религиям.

Здоровый консерватизм не за «дремучее охранительство» – тоже слова президента. Но под завесой «консерватизма» у нас появились самые мракобесные и реакционные предложения – словно из Средневековья. Стараниями «консервативных» кругов декриминализированы побои в семье – и цифры насилия над детьми и женщинами ныне столь высоки, что их не озвучивают. Уполномоченный по правам человека Т. Москалькова называет это решение ошибкой. Религиозный фанатизм отдельных депутатов позволяет радикалам организовывать чуть ли не теракты, как случилось вокруг фильма «Матильда» А. Учителя. Доходит до протаскивания в публичный дискурс идей Юлиуса Эволы – одного из главных идеологов фашизма ХХ века, представлявшего себя «традиционалистом». Поклонник рейхсфюрера СС Гиммлера, Эвола на суде в 1951 году отрицал, что он фашист: потому что он – «суперфашист».

За рубежом, отвечая на «консервативные» сигналы, в «друзья» России записался разномастный круг ультраправых, нео- и старых фашистов, и откровенных фриков. Им по душе Россия, которая, считают они, вся сплошь из «белой расы», без всяких мусульман, мигрантов, геев.

Где остановиться в поисках опоры на консерватизм? Как не перейти черту, за которой он несёт не только мракобесие, но и фашизм? Упомянутый И. Ильин был откровенным сторонником русского фашизма, подробно изложил его цели и программу в статье «О русском фашизме» (1928). Что совсем дико для любого, кто празднует Победу 9 мая, Ильин продолжал искать «хороший» русский вариант фашизма (статья «О фашизме», 1948) даже после всех преступлений германского нацизма.

Чтобы быть приверженцем семейных ценностей и сохранять народные традиции, консерватором быть не требуется. В советское время семья была безусловной ценностью, народные песни пели стар и мал, а советский строй был прогрессивным.

Раскол на либералов и консерваторов – ложный для России, он перенесён к нам с Запада. Либерализм и консерватизм – два конца палки под названием «капиталистический режим», и каким концом вас будут бить – в принципе всё равно. Пора прекращать «антилиберальную» – на самом деле антидемократическую, антинародную – истерию, пока страна не двинулась по самому тупиковому пути.

Возврат к списку