Как побеждать: уроки от начальника советской разведки

Вероника Крашенинникова, РИА Новости, 8 мая 2022 года
https://ria.ru/20220508/razvedka-1787432580.html

Даже если имя Павел Фитин вам ни о чем не говорит, вы его все равно знаете — это тот самый Алекс из исторического фольклора "Юстас — Алексу". Юстас-Штирлиц-Исаев, советский разведчик-нелегал внутри СС, направлял донесения напрямую руководителю советской разведки.

Главный вопрос, который хочется задать людям того времени и конкретно Фитину: как вы это делали?! Как вы, такие молодые — Фитину был 31 год в момент назначения! — как вы добились успеха, когда с Запада неукротимо надвигался нацизм, а в советском госаппарате, и тем более в НКВД, царила атмосфера особого недоверия и подозрительности?

Павел Фитин стал шестым начальником внешней разведки всего за полтора года. Недавний редактор сельскохозяйственного издательства, он даже в школе особого назначения не доучился — учреждение было расформировано из-за незаслуженных обвинений в "предательстве" одному талантливому преподавателю. И Фитин отнюдь не был "своим человеком" наркома НКВД Лаврентия Берии.

Почему Сталин его назначил? К концу 1930-х годов из 470 сотрудников разведки 250 были репрессированы. Но и этими огромными цифрами урон не ограничивался. С каждым из репрессированных сотрудников из строя выводили его близких сослуживцев, его агентов и связи. На ключевом направлении, в Германии, к концу 1939 года оставался один резидент. Вероятно, и от нового начальника разведки Сталин не ожидал прорывных результатов. В целом история становления разведки в 1930-е — один из самых сложных и трагичных периодов советской истории. Многие молодые люди из первого поколения после революции, искренне верившие в идеалы нового мира, — лучшие из лучших — исчезли ни за что.

Поредевшие ряды заполнялись новыми кадрами. Очевидно, что такой молодой человек, как Фитин, к тому же едва освоивший азы профессии, не мог полноценно управлять столь сложной организацией в такое сложное время. Должны были помогать старшие товарищи. А старшие товарищи как раз и были в опале, как легендарный Павел Судоплатов, недавний и. о. главы иностранного отдела разведки, и гениальный разведчик-оперативник Александр Коротков, уволенный из органов в 1939-м.

Фитин пошел против надуманных подозрений и обвинений вопреки общему — в том числе начальственному — мнению, рискуя, что карающий перст падет и на него. Он собирал вокруг себя самых опытных и талантливых и опирался на них. Проявил себя как эффективный организатор. И, как ни парадоксально для профессии, Фитин был открытым человеком. Он отлично разбирался в людях и защищал тех, кому верил. Он умел слушать своих сотрудников, умел найти правильные слова, поднять их веру в себя, чтобы они смогли выполнить сложнейшие задачи. А по рассказам сына впоследствии, Павел Фитин всегда был в хорошем настроении. Вероятно, жизнелюбие и позитивный настрой помогали работать и выживать в самые тяжелые моменты.

Еще один ингредиент успеха: Фитин вносил в работу принципиально новые методы — и это в атмосфере, когда инициатива была часто (жестко) наказуема. Именно он инициировал создание аналитической службы в разведке. В те годы Сталину приносили только исходные материалы, полученные разведкой. В таких обстоятельствах подобная инициатива вызывала испытующий вопрос: "Вы думаете, Сталин без вас не сможет проанализировать?" Но вводных становилось все больше, как и изощренной дезинформации, фактура требовала контекста — а контекст с началом Второй мировой войны требовал все более точной и быстрой реакции с учетом всех многочисленных вводных.

Как Фитин решал вечную проблему всех разведок — не подстраивать сводки под мнение начальника и точно передавать реалии? Причем докладывать Лаврентию Берии было, надо полагать, делом рискованным — в те времена за ошибочную информацию отвечали если не головой, то постом точно. Фитин докладывал дипломатично, но настойчиво. И всегда предлагал решения проблем — причем пути решения были готовы даже до того, как начальник их затребует.

Один из самых острых вопросов истории, почему Сталин не доверял донесениям о готовящейся атаке Третьего рейха на Советский Союз, до сих пор не имеет окончательного ответа. Такие донесения поступали и в 1940 году, но предполагаемые сроки менялись несколько раз — сам фюрер сдвигал дату. Фитин лично поручался за надежность источников. Всего только с января по июнь 1941-го он направил свыше сотни донесений, и большая часть его материалов шла вразрез с официальными установками, говорит историк отечественных спецслужб и биограф Фитина Александр Бондаренко.

Так было и в ночь на 17 июня 1941 года, когда Сталин вызвал к себе наркома госбезопасности Всеволода Меркулова и с ним Павла Фитина. Фитин доложил точную дату и время начала войны Сталину — и снова был отвергнут. В воспоминаниях Фитин отметил, что понимал: в этот раз он рисковал жизнью. Но докладывал! Раннее утро 22 июня доказало, что он был прав. Нет, Сталин не вызвал Фитина, чтобы отметить качество его работы, и вообще эпизод не имел продолжения. Хотя в том контексте остаться на посту могло быть подтверждением высокой оценки.

К 1941 году Фитин с товарищами смог восстановить агентурный аппарат в Германии, Италии, Англии, Франции, США и других странах: в 40 резидентурах работали свыше 240 человек.

"Семнадцать мгновений весны", как и в целом советская военная киноклассика, остается шедевром на все времена, зато современное кинопроизводство способно на что угодно — по смыслам и по форме, и оттого смотришь его с опаской. Тем радостнее, когда выходит по-настоящему сильный фильм, к тому же сделанный настолько близко к историческим реалиям, что распознаются и практически все персонажи, и даже строки из архивных документов. Ведь кино про историю служит не развлечением, а источником уроков и ответов на современные вопросы — тем более такие острые, какие стоят перед нами в последние месяцы. Тем радостнее, что Павел Фитин стал героем именно такого произведения — недавно вышедшего восьмисерийного фильма "Начальник разведки".

В фильме ярко прописана еще одна крупная проблема реальной жизни всех спецслужб: карьерист, готовый ради очередной звездочки на погонах пойти на любую авантюру, — такие типы наносили разведке и государству гигантский урон. Этот антигерой работал против Фитина, чтобы занять его пост. Отправленный резидентом в Германию, карьерист обрывал контакты с агентами, чтобы у начальника было меньше результатов, устраивал провал новым сотрудникам и даже, пытаясь выслужиться, невольно сдал лучших советских агентов-немцев на высоких постах рейха, работавших против нацизма на основе убеждений. Все они были жестоко убиты, вместе с семьями. В конце концов карьерист стал работать уже напрямую на немцев. Поистине, карьерист — хуже врага.

История щедро дает уроки всем, кто хочет их брать. Кто не хочет, обречены на повторение ошибок и обучение на своем горьком опыте. Однако когда речь идет о государственной службе, за ошибки чиновников платит вся страна и народ. И платит особенно дорого в острые периоды, когда цена ошибок резко повышается. Сегодня Россия находится в состоянии военного противоборства с блоком НАТО и экономического давления, сходного с войной. Российским чиновникам было бы полезно осмыслить, как работали их советские предшественники, потому что для победы нужны такие усилия, которые госаппарат российской эпохи еще не прилагал.

Возврат к списку