3 сентября в МИА «Россия сегодня» состоялась презентация и обсуждение аналитического обзора «Украина, Грузия, Молдавия: путь в НАТО через Европейский Союз», подготовленного Центром международной журналистики и исследований к саммиту НАТО в Уэльсе.

03.09.2014
Вероника Крашенинникова, директор Центра международной журналистики и исследований МИА «Россия сегодня». © РИА Новости. Фотограф: Владимир Трефилов

Источник: РИА «Новости»

К саммиту НАТО в Уэльсе: конфронтационный потенциал НАТО против России

К открытию саммита НАТО в Уэльсе Центр исследований выпустил аналитический доклад "Украина, Грузия, Молдавия: путь в НАТО через Европейский Союз"; инфографику о возможностях НАТО на Украине, в Грузии и Молдавии, схему связей военных структур ЕС и НАТО; и интерактивную карту "Расширение НАТО: конфронтационный потенциал по периметру России".

Сегодня в Уэльсе открылся очередной саммит НАТО. Саммиты Североатлантического альянса проводятся каждые два года с целью уточнения стратегических целей НАТО, разработки новой политики и принятия новых членов. В британский город Ньюпорт съехались свыше 150 глав государств, министров и высокопоставленных чиновников, а также 2 000 журналистов. Как заявил ранее премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в письме к главам стран НАТО, основной темой саммита станет «переосмысление долгосрочных отношений с Россией».

Из программных документов, опубликованных в преддверии саммита, следует: «переосмысление» будет означать выработку Североатлантическим альянсом конкретных политических и военных мер в отношении России.

Собственно, такие меры уже реализуются. Была усилена авиагруппировка «Балтийского воздушного патрулирования» (Baltic Air Policing) в Эстонии, Литве и Латвии, на базы в Польше, Румынии, Болгарии и Эстонии были переброшены дополнительные истребители, а также сухопутные подразделения стран НАТО. Согласно заявлению генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена от 27 августа 2014 года, НАТО рассматривает размещение на постоянной основе подразделений Сил быстрого реагирования (NATO Response Force) на территории восточноевропейских государств, с командным центром в польском Щецине. Министр обороны Финляндии Карл Хаглунд (Carl Haglund) со своей стороны заявил, что Финляндия – не будучи членом НАТО – также разрешит использование своей территории для базирования Сил быстрого реагирования НАТО. Швеция, также не член НАТО, готова последовать ее примеру. Великобритания и шесть других государств НАТО – Дания, Латвия, Эстония, Литва, Норвегия и Нидерланды – создадут новый совместный экспедиционный корпус сил быстрого реагирования.

К открытию саммита НАТО Центр международной журналистики и исследований МИА «Россия сегодня» выпустил пакет материалов:

1. аналитический обзор «Украина, Грузия, Молдавия: путь в НАТО через Европейский Союз»;

2. инфографику, описывающую возможности, силы и средства НАТО на Украине, в Грузии и в Молдавии, а также схему связей и взаимодействия военных структур Евросоюза и НАТО;

3. интерактивную карту «Расширение НАТО: конфронтационный потенциал по периметру России», которая представляет динамику расширения и силы НАТО по всему миру.

Цель данных материалов – пролить свет на непубличные действия по расширению возможностей НАТО в мире и, в особенности, на территории недавних ближайших союзников России: Украины, Грузии и Молдавии.

Этот пакет материалов, во-первых, описывает один из скрытых способов расширения НАТО: втягивание государств в военно-политическое сотрудничество с НАТО через Европейский Союз, соглашения об ассоциации с которым Украина, Грузия и Молдавия подписали 27 июня 2014 года.

Подписание Украиной, Грузией и Молдавией Соглашений об ассоциации с ЕС было представлено как событие сугубо экономическое. Однако раздел II Соглашения об ассоциации в самом названии говорит о «сближении в области внешней и оборонной политики». Это соглашение, в частности, обязывает подписавшие его государства примкнуть к «Общей политике по безопасности и обороне» (Common Security and Defence Policy) Европейского Союза, самым тесным образом связанной с политикой НАТО.

«Общая политика по безопасности и обороне» является основным элементом «Общей внешней политики и политики безопасности» Европейского Союза. Фундаментом последней, по требованию Вашингтона, стали принципы, получившие известность как «3 D»: 1) нет дублированию (duplication) тех задач, которые эффективно решает НАТО; 2) нет расстыковке (decoupling) с США и НАТО; 3) нет дискриминации (discrimination) в отношении государств – не членов ЕС, таких, как Турция. «Общая политика по безопасности и обороне» – это механизм стратегического взаимодействия между военными структурами Европейского Союза и НАТО и связующее звено североамериканской и европейской частей НАТО.

Во-вторых, материалы проводят ревизию и анализ возможностей, сил и средств, которыми НАТО уже обладает на территории Украины, Грузии и Молдавии.

Анализ доктринальной базы Украины, Грузии и Молдавии, инфраструктуры НАТО на территории этих государств, объема и специфики боевой и штабной подготовки, числа и характера военных учений, активности перевода национальных вооруженных сил на стандарты НАТО, участия военнослужащих этих стран в инициируемых США и членами НАТО войнах, разветвленного аппарата информационно-пропагандистской поддержки НАТО в этих странах и специфических биографий военного командования этих стран показывает, что, в действительности, «партнерство» Украины, Грузии и Молдавии с НАТО по части возможностей НАТО в этих странах мало отличается от членства в альянсе.

Официальное членство Украины, Грузии и Молдавии невыгодно НАТО и США: формат «партнерства» с НАТО и «ассоциации» с ЕС применительно к этим трем странам является предпочтительным. С формальной точки зрения, НАТО соблюдает принцип не принимать в свой состав государства с неурегулированными границами; представляет это как «уступку» России; снимает с себя обязательство о «коллективной обороне» статьи 5 устава альянса, согласно которой нападение на одного из членов приравнивается к агрессии против всех и обязывает их принимать меры.

Интеграция Украины, Грузии и Молдавии с НАТО, с некоторыми различиями по скорости и глубине, ведется по следующим системным направлениям:

• Проникновение НАТО в организацию боевой и командно-штабной подготовки национальных вооруженных сил.

• Привлечение трех стран к учениям НАТО – либо на территории этих стран, либо на территории стран-членов НАТО.

• Выявление перспективных офицеров, «ведение» их на всех уровнях, организация их обучения на базе ведущих военных вузов стран блока.

• Финансирование, строительство и ремонт инфраструктуры, пригодной для использования в интересах блока.

• Навязывание стандартов НАТО в вооружении и военной технике, тактике и оперативных действиях, доктринальном мышлении под прикрытием процесса достижения «оперативной совместимости».

• «Обкатка» частей и подразделений национальных армий в зарубежных военных операциях НАТО (Ирак, Афганистан), а также в рамках миротворческих операций ООН.

«Переосмысление» политики НАТО в отношении России необходимо рассматривать в более широком контексте – в частности, в рамках новой стратегии Соединенных Штатов в отношении России. Разработка этой стратегии началась, по всей видимости, в 2012 году после избрания В.Путина на пост президента РФ. Обсуждение новой стратегии ведется, в частности, в терминологии политики «сдерживания»: изначально сформулированная Джорджем Кеннаном в 1947 году, политика «сдерживания» определяла внешнюю политику США на протяжении большего периода «холодной войны».

В рамках стратегии «сдерживание 2.0» Россия была на официальном уровне объявлена стратегическим оппонентом Запада. Так, 6 июня 2014 года вышел доклад лондонского исследовательского центра «Чатэм хаус» под названием «Две опоры атлантической безопасности», в котором говорилось: «Возврат к стратегическому партнерству НАТО и России невозможен». 13 июня это же подчеркнул высокопоставленный американский дипломат, заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу, заявив в своем выступлении перед выпускниками Оборонного колледжа НАТО в Риме о том, что НАТО не рассматривает Россию в качестве партнера. Это предложение зафиксировано в американском законопроекте «О противодействии агрессии России», а также в вышедшем 31 июля 2014 года докладе Комитета по обороне Палаты общин британского парламента под названием «К новому обзору в области безопасности и обороны».

Отдельный пакет мер предусматривается для Украины. В том же интервью газете «Гардиан» от 27 августа 2014 года Андерс Фог Расмуссен подчеркнул, что специально для Украины НАТО создаст 4 трастовых фонда. Каждый будет финансировать, соответственно, развитие командно-штабной структуры, кибербезопасности, инвестиции в инфраструктурные объекты украинской армии и выплату военных пенсий.

В целях развития военной инфраструктуры Украины силами НАТО власти Украины одобрили «Каталог возможностей Украины по поддержке международных миротворческих операций и учений». Фактически этот документ представляет собой список военных аэродромов, морских и речных портов, а также железнодорожных станций, способных принимать иностранные «миротворческие» подразделения, прибывающие для учений на украинскую территорию.

Представленные материалы дают конкретную фактологическую основу для более глубокого понимания сути и методов интеграции Украины, Грузии и Молдавии в военно-политические аппараты НАТО и ЕС. Вместе с интерактивной картой расширения НАТО, они демонстрирует неуклонное продвижение НАТО на восток, стартовавшее в 1990 году – после того, как государственный секретарь США Джеймс Бейкер обещал советскому президенту Михаилу Горбачеву, что при воссоединении Германии НАТО «не продвинется на Восток ни на дюйм».

Видео заседания клуба "Экспертная среда" на тему: "Саммит НАТО в Уэльсе: стратегический разворот против России"


Возврат к списку