«Свои стреляли в своих» 13 января 1991 г. у вильнусской телебашни - интервью Альгирдаса Палецкиса, «Обзор», Литва

14.12.2011
Фото: Альгирдас Палецкис. Источник: газета "Обзор".

Альгирдас Палецкис и «игла Кощея»

Татьяна Ясинская

Газета "Обзор" - новости Литвы на русском языке, 14 декабря 2011 года

14 декабря 2011 года в 1-м Вильнюсском районном суде должен был быть объявлен вердикт в уголовном деле против председателя Социалистического Народного Фронта Литвы Альгирдаса Палецкиса за так называемое „отрицание агрессии СССР против Литвы 13 января 1991 года“. Это первый подобный случай на всём постсоветском пространстве. Прокурор требует осудить А. Палецкиса на 1 год тюрьмы условно.

Мы встретились с молодым политиком накануне оглашения судебного решения.

Обобщите, пожалуйста, свои впечатления о ходе первого – но, возможно, далеко не последнего – судебного процесса. Что побудило вас ввязаться в тяжбу, и каким вам видится её ход?

Альгирдас Палецкис: Ввязаться в драку меня побудила информация о событиях 13 января 1991 г., постепенно накапливающаяся у меня самого и у других людей. Летом 2010 г. мне попала в руки книга политзаключённого Юозаса Куолялиса, отсидевшего в тюрьме за январские события – ему тогда вменили участие в государственном перевороте, т.к. он входил в руководство компартии на платформе КПССС, а значит, якобы работал на другое государство, несмотря на то, что фактически в стране тогда был промежуточный период, двоевластие, официально ещё не было даже литовского гражданства, к тому же сам Куолялис в январе 1991 года находился за пределами Литвы. Тот процесс шёл долго, но в 1999 г. Куолялиса всё же осудили и отправили в тюрьму. Как скурпулёзный в прошлом журналист он собрал в свою книгу документы, оглашённые на этом судебном процессе, но не слишком распространенные в Литве.

В этих документах со стороны обвинения, т.е. со стороны литовского государства, были представлены официальные заключения судебно-медицинской экспертизы, что некоторым людям, убитым 13 января 1991 года, ранения были нанесены сверху вниз под углом в 40-50 градусов, в то время как советские спецподразделения находились внизу, на земле. В том же документе были описаны следы от пуль мелкокалиберных охотничьих винтовок, от которых пострадали люди. Для меня это было новостью. Ранее в интервью Витаутаса Пяткявичюса доводилось читать обвинения В.Ландсбергису и А.Буткявичюсу в том, что они организовали эту провокацию. Но только в книге Куолялиса я увидел документальные подтверждения этого.

Естественно, начали возникать вопросы: кто мог стрелять в собравшихся у телебашни людей сверху да ещё из охотничьих винтовок? В документах, кстати, упоминались даже винтовки Мосина, которых нет на вооружении с послевоенных времён. Всё это очень настораживало и побуждало к дальнейшим действиям. Я внимательно перечёл известные книги Пяткявичюса «Корабль дураков» и «Дурнишкес», книгу вашего коллеги, журналиста Альгирдаса Плукиса, куда вошли несколько интервью с Буткявичюсом и Пяткявичюсом. Начал сопоставлять представленную там информацию о том, как Буткявичюс признаётся в провокациях, а Пяткявичюс обвиняет в них тогдашнее руководство. К тому же, как депутат вильнюсского самоуправления я много лет работал в вильнюсском районе Каролинишкес, где расположена телебашня, и приходившие ко мне на приём по совершенно другим делам люди по своей инициативе иногда рассказывали о событиях той ночи. Такими свидетельствами делилась, например, Дангуоле Раугалене. Она рассказала, что видела трассирующие пули, летевшие сверху, с крыши жилого дома под № 37, и как от этих выстрелов падали стоявшие внизу, под башней, люди. А некие молодые люди намеренно подталкивали людей, среди которых была и Раугалене, в то место, которое простреливалось сверху. Она так и сказала: «Они начали теснить нас туда, говоря, что если и стреляют, то только холостыми патронами – мол, не бойтесь».

Такие факты побудили меня заняться этой темой всерьёз. И однажды, в ходе прямой трансляции дискуссии на «Жиню радияс» в ноябре 2010 года, в ответ на заявление А.Медалинскаса о том, как всё было прекрасно при Саюдисе, я ему напомнил, что то время было сложным – позитивным и негативным одновременно, в том числе среди неясных моментов остаётся ночь на 13 января 1991 года. Заявил об этом не голословно, а со ссылкой на уже опубликованные к тому времени источники. Так и сказал: «Как сейчас выясняется, в ту ночь свои стреляли в своих». Меня тут же прервали, не дав высказать мысль до конца, все участники разговора одновременно стали громко возмущаться в эфире. Но спустя какое-то время мне удалось опять получить слово, и я упомянул почти все источники этой скандальной информации. Хочу подчеркнуть: тогда в эфире я сказал намного меньше, чем Пяткявичюс в своих книгах, который открыто ткнул пальцем в Ландсбергиса и Буткявичюса, обвинив их в жертвах 13 января. Я же никого не назвал, даже не уточнил, кто именно были эти «свои, стрелявшие в своих». Потому что, напомню, время в стране было переходное – многое было непонятно. К тому же мы все – люди, все свои по отношению к другим живым существам. А официального литовского гражданства тогда ещё не было. Литва не была признана ещё никем, кроме Исландии, в том числе и США. И бюджет наш был прежним, общесоюзным. Т.е. кто был тогда «своим», кто «чужим»?.. Словом, мои сомнения и полученная информация побудили меня обнародовать эти сведения.

Понятно, что после выступления в радиоэфире вы уже были вынуждены развивать эту тему.

- Кое-кто призывал меня изворачиваться, опровергнуть сказанное или уточнить, что, мол, за фразой «свои стреляли в своих» стояли ОМОНовцы или АЛЬФовцы, убившие спецназовца Шатских. Но я не хотел действовать так дешёво. Я имел в виду именно то, что имел в виду.

«Многие проблемы Литвы начались с той провокации»

Тогда встаёт более глубокий вопрос: зачем вам именно сейчас нужно было раскрывать эту правду и настаивать на её расследовании? Ради чего в принципе обнародовать подобную информацию?

- Напомню, что настоящей информационной бомбой, её первопричиной было вовсе не мое интервью, а книга Куолялиса, вышедшая в начале 2010 года в издательстве UAB «Politika» (издатель Повилас Масюлёнис), которую власти сознательно проигнорировали. Тогда «бомба» не взорвалась. Как не взорвалась она и в 2004 году, когда на 78 странице своей книги «Корабль дураков» В.Пяткявичюс прямо написал, что Ландсбергис и Буткявичюс виновны в гибели жертв 13 января, что они - организаторы этих убийств. Власти решили эту информацию проигнорировать, т.к. она касалась якобы ушедших политических фигур, таких, как Пяткявичюс, умерший в 2008 году, или отсидевший «колаборант» Куолялис.

Я же снова заговорил об этом снова потому, что уверен: многие проблемы Литвы начались именно тогда, с той провокации. Раскол на патриотов и псевдопатриотов, на литовцев и русских, коммунистов и некоммунистов и т.п. Словом, наш переход к независимости, которую мы сегодня уже почти полностью утратили, осуществлялся с примесью интриги, если не сказать больше. И чтобы понять, что происходит сейчас, нам надо точно знать, что происходило тогда.

А тогда СССР распадался уже сам собой. Латвия и Эстония вышли из этого процесса практически без жертв либо с минимальными потерями. Кстати, в Риге, как рассказывали мне приезжавшие из Латвии люди, тоже была снайперская стрельба, кинооператоры, по которым там стреляли, впоследствии поменяли свои показания - с правдивых на «нужные». В Эстонии вообще не было жертв. Т.е. на мой взгляд, крушение СССР было очевидным, и никакой кровавой жертвы от нас не требовалось. Тем не менее, она произошла. Поэтому сегодня надо показать истоки политики консерваторов, которые идут этой дорогой дальше.

В Литве свои стреляли в своих и после Второй мировой войны. Убивали не только НКВДистов, но и рядовых людей - учителей, колхозников, иногда целые семьи, включая детей. Эти действия сегодня героизируются, убийцы становятся героями для нынешних консерваторов, отсюда черпается традиция национального патриотизма. Оказалось, и в январе 1991 года кому-то снова захотелось поиграть на таких вещах.

Добавим к этому возникшее вскоре новое вооружённое «лесное братство» под Каунасом, взрыв моста через речку Бражуоле, дело Абромавичюса… Словом, синдром повторяется.

Но нынешняя сложность общественной ситуации состоит в том, что ваш справедливый посыл – нам на самом деле надо знать, что замешивалось в тесто будущего государства, чтобы понять, что потом из него получилось, почему эта страна становится сегодня неприятна тысячам своих граждан, в том числе чистокровным литовцам, массово отсюда уезжающим – сталкивается лоб в лоб с другой проблемой. Действительно, двадцать лет подряд, кто бы формально ни находился у власти, фактически ею правили консерваторы – внешняя политика, экономика, любые кадровые назначения – всё было и остаётся в их руках. Именно консерваторы делали и делают всё, чтобы у сотен тысяч живущих в Литве людей отнять или дискредитировать ту часть жизни, которая выпала на годы пребывания в СССР. Была даже попытка официально исключить этот период из трудового стажа при начислении пенсий. Но ведь большинство людей и в те неоднозначные годы умудрялись жить по совести, честно трудиться, создавая солидный национальный экономический и культурный потенциал, они любили, растили детей, заботились о своих близких... На уровне идеологии консерваторы делают всё, чтобы мы теперь оплевали это прошлое - самих себя и своих близких.  

А теперь и вы, уважаемый Альгирдас, подвергаете сомнению и покушаетесь на другую часть нашей коллективной биографии - отнимаете у многих людей высокий смысл их гражданского поступка в январе 1991 года, когда они безоружными вышли на защиту вильнюсского Дома печати, телебашни, телерадиоцентра. Тысячи людей, я и мои близкие в том числе, делали это искренне и из самых благородных побуждений, желая показать прежней власти, что действительно считаем - Литва вправе обрести независимость. Не вопреки России, не в ущерб ей, а исключительно – для собственного дальнейшего самостоятельного развития. Теперь получается, что нас всех просто надули, обвели вокруг пальца?

- Да, это обидно. Но таких людей осталось совсем мало.

Тех, кто ещё не уехал?

- Тех, кто продолжает так думать, даже не располагая информацией, которую я обнародовал.

Сегодняшнее понимание процессов, происходящих в стране – другое дело. Вы отнимаете у рядовых людей веру в справедливый порыв их рискованного поступка той январской ночи.

- Мне очень жаль, но что я могу сделать, имея такую информацию в руках?

Значит, все тогдашние добровольные защитники Литвы вольны теперь думать, что их цинично подставили?

- Уверен, что могли не подставлять: мы и так получили бы всё, чего жаждали – государственную свободу и независимость. Но кто-то перестраховался. Теперь поздно выяснять, кто именно и почему. Но что такие факты были, были странные пули, были свидетельства людей, видевших, как от них гибли безоружные защитники телебашни – не я это выдумал. Их надо разбирать. И то, почему столько лет эти факты кем-то замалчивались, тоже надо выяснить. Конечно, мне жаль, что приходится обнародовать столь горькую информацию, не вы первая мне об этом говорите, и многим её принять очень трудно, особенно литовцам. Но она есть, её надо анализировать, делать публичные выводы. Однако власти этого категорически не хотят.

В плену у мифов

Не забудем, что за последние годы в головах многих, особенно литовской молодёжи, уже создан устойчивый миф о том, что происходило здесь в начале 90-х: мол, нескольких вождей подняли народ и, как библейский Моисей, вывели литовцев из пустыни тоталитаризма к светлому капиталистическому будущему. Но это миф, т.к. и сам «Саюдис», и часть диссидентов были подготовлены КГБ, Литва была лишь частью огромной геополитической игры.

На каком основании вы это утверждаете?

- Из двух десятков членов инициативной группы «Саюдиса» половина явно имела те или иные связи с КГБ. Например, Чекуолис, Ландсбергис, Чяпайтис и т.д. Эти документы опубликованы.

Думаю, в таком смысле и мы с вами можем кое-чего не знать о самих себе. Известно, что КГБ, не хуже любых других структур СССР, активно занимался приписками и успешно плодил вымышленных агентов и осведомителей.

- Но с КГБ точно имели связи Чекуолис, Чяпайтис, а главное – Ландсбергис. Он-то свой аналогичный суд проиграл. Хочу сделать также важный акцент на большой геополитической игре, которая шла в начале 90-х между США, Европой и СССР, к тому времени уже разделившимся на несколько группировок – Ельцина, Горбачева, других. Конечно, многое тогда в обществе назревало. Но нынешний литовский миф тут не при чём. Мифы не нужны в принципе. Но когда людям последовательно вдалбливается история о новом «чудесном освобождении из египетского плена»…. Литовцы должны понять, что никакого «Саюдиса» не было бы без согласия Горбачёва. Но вдалбливают иное: что в Литве 50 лет была оккупация, жестокий гнёт, и вдруг народ под руководством кучки вождей поднялся и сбросил его. Но без Горбачёва, а ещё ранее без Хрущёва ничего бы этого не было. И от этого мифа об оккупации тоже больно отказываться.

Если уйти дальше, можно взять профашистский режим А.Сметоны, тоже весь насквозь мифологизированный. Никакой реальной независимости при Сметоне у Литвы не было. Зато Муссолини наградили орденом Витиса, а в 1939 году построили первую собственную газовую камеру – ещё не для массовых репрессий, а для осуждённых на смертную казнь.

Далее 1940-й год – не классическая оккупация, а скорее инкорпорация с полного согласия литовских властей (лишь один из руководителей тогда сбежал). Тем временем, Ульманис в соседней Латвии в похожих обстоятельствах писал официальную директиву о полном сотрудничестве с советскими войсками. И в Литве было массовое желание людей поменять ситуацию, они за это голосовали.

Совершенно мифологизировано и представление об июньском восстании 1941 года, хотя понятно, что это было началом Холокоста. Да, большей частью он был подготовлен нацистами, но его непосредственными исполнителями, полицейскими и пособниками нацистов, в основном стали местные жители, которые после войны очутились в лесах. Исаак Фрейдхейм в своей книге «Литва во Второй мировой войне» убедительно доказал, что немцы начиная с 1943 года готовили здесь коллаборационистов, чтобы они стреляли в спину наступающей советской армии. Потом к ним, конечно, присоединились некоторые идеалисты, полагавшие, что таким образом они отстаивают свободу Литвы. Сегодня все они – герои очередного мифа.

Затем следует миф о советских годах, когда мы все якобы только и делали, что гнули спину на русских, хотя в эти полвека Литва бурно развивалась, постоянно увеличивалось её население, строились города, росла промышленность, отечественная наука и т.п.

Да уж, странная была «оккупация», если практически всю власть в стране и на идеологическом, и на хозяйственном уровне в те годы осуществляли представители титульной нации, т.е. сами «оккупированные».

- Но эта череда мифов является сегодня основанием для официальной версии событий 1991 года. Понимаю, что для многих это очень прискорбно, но мифы пора начинать прояснять и развенчивать. Понятно, что для власти это болезненный момент. Он - как игла Кощея, к которой чуть притрагиваешься, а власть уже трясётся от ужаса.

Горькая правда нужнее сладкой лжи

В процессе нынешних судебных слушаний вы узнали что-то новое о реальной ситуации, сложившейся под вильнюсской телебашней в январе 1991 года?

- Да, узнал. Например, бывший сотрудник МВД Валериюс Шульцас подтвердил в суде то же, что видели и другие – что стреляли сверху, с жилого дома. Он показал, что по заданию А.Садяцкаса их группа вела наблюдение за организованной преступностью и снимала всё происходящее на камеру. Вдруг прямо над ними с крыши началась стрельба, оперативники, поднялись наверх, но чердак оказался закрыт. В это время из другого подъезда с длинными предметами в чехлах выбежали люди, которых ждала машина, на которой они немедленно скрылись.

Очень меня удивили показания одного из активистов «Саюдиса» Б. Билотаса, входившего в его правление и сказавшего на суде, что в руководстве «Саюдиса» накануне январских событий велись разговоры о том, что, мол, «было бы неплохо, чтобы пролилась кровь, дабы сплотить народ и ускорить уход русских». Вечером 12-го января Б. Билотас был у телебашни и встретил там знакомого, который сказал: «Мы готовы к ночи. Будет сюрприз». Когда на другое утро, 13 января, все собрались в штаб-квартире «Саюдиса» на проспекте Гядимино, 1, Б. Билотас не раз там слышал со всех сторон слова: «Стреляли свои». Однако все, как один, тогда решили об этом молчать и всю вину сваливать на русских. На суде Б. Билотас рассказал обо этом впервые.

Думаю, это не исключает того, что в ту ночь стреляли и ОМОНовцы, на их счету тоже есть жертвы.

- Трудно сказать, подробно расследовать обстоятельства той ночи так и не стали. Проблема была в том, что прокуратура Литовской ССР и общесоюзная долго не сотрудничали. Они лишь обменялись документами, но никак не взаимодействовали. Еще одной новостью для меня стали слова Р.Озоласа в его книге «Ausros raudoniai», выпущенной в 2010 году, где он пишет, что цинизм Ландсбергиса не имеет границ, что перед тем, как наградить павших, он бы хоть подождал, пока выяснится, сколько именно человек и при каких обстоятельствах убито, и кто были эти трусы и интриганы, посылавшие людей в опасное место, к телебашне, даже не объяснив толком, зачем их зовут. Эти люди, пишет Озолас, погибли обманутыми… Озолас не пишет конкретно, кто это сделал, но говорит, что организаторы прекрасно знали о планировавшихся событиях и отдавали себе отчёт в том, что на американцев безотказно действует единственный аргумент – гибель безоружных людей. Поэтому гражданское население было брошено под танки. Затем убитых спешно похоронили, ничего не расследуя. А.Медалинскас в суде, не уточняя деталей, всё же обмолвился, что другая версия для Литвы была бы невыгодной. Тогда как же быть с исторической правдой? Не напоминает ли нынешний процесс известный суд над Георгием Димитровым, обвинённым фашистами в поджоге рейхстага?

Полагаю, фундаментальная ошибка консерваторов состояла в том, что они приняли поправку к 170 статье, части 2, Уголовного кодекса Литвы – об отрицании агрессии 1940-го и 1991-го гг., а также об умалении оккупации, сделанном в грубой форме. Если бы они этого не сделали, и не заставили меня и других людей оправдываться и переходить в контратаку, после моего памятного радиоинтервью, скорее всего, ничего бы не было.

Как молодой и, надеюсь, перспективный политик, вы можете предположить, что станет с Литвой, когда она окажется не только в глубокой экономической, как сегодня, но и в моральной яме после того, как выяснится, на каком основании была замешана её независимость?

- Моральная яма шире и глубже экономической. Все мы хороши, как говорится, задним умом. Но очевидно, что двадцать лет назад надо было вести себя иначе: не рушить в одночасье нормальные отношения с Россией, не обрывать наработанные экономические связи. Сегодня мы оказались в ситуации глубокого периферийного капитализма. Нам обещали, что станем витриной, будем жить как в Швеции и Западной Европе, а нас там, оказывается, никто не ждал. Мы скатились на уровень Латинской Америки. И это закономерно, по Марксу. Нынешний экономический кризис ясно показал, что Франции, Германии, другим европейским лидерам ни Греция, ни Литва как партнёры не нужны – только как рынки для сбыта своих товаров.

Что делать в таком положении? Думаю, срочно восстанавливать утраченные связи на Востоке, где есть большой рынок, ресурсы, и где нас, как ни странно, ещё помнят и уважают. Ни в какие официальные евразийские союзы мы вступать не можем – это сегодня запрещено Конституцией Литвы, хотя подобные законы нужно и можно пересматривать. Так что, в нашем случае надо просто энергично менять отношения с Востоком.

Что же касается внутреннего климата в стране, то его тоже надо менять, и горькая правда в этом отношении намного полезнее, чем сладкая ложь. Пусть люди знают и видят, что было и как было. Признав это, можно будет строить свою страну заново, но уже на другом основании. Оглядеться вокруг и признать, что, бежав от волка, мы попали в лапы медведя Но по сути надо менять отношение к России. И ещё: экономика должна идти впереди политики, а не наоборот. А это возможно только при отмене режима «холодной войны» во внешней политике.

Оригинал: http://www.obzor.lt/news/n3975.html

Возврат к списку