Игорь Панкратенко: «Зачем Москва вооружает Бишкек и Астану?», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 10 февраля 2014

Объем поставок российского оружия в Киргизию составит около миллиарда долларов.

Комментирует эксперт Игорь Панкратенко:

— Речь идет о том, что Москва безвозмездно поставит Астане пять дивизионов С-300ПС. А в Киргизию поставки российских вооружений уже начались — в рамках заключенного между Москвой и Бишкеком соглашения.

Одновременно с этим будет усилен и боевой потенциал российской авиабазы в Канте. В ближайшее время туда поступят четыре модернизированных штурмовика Су-25СМ, оснащенные прицельно-навигационным комплексом «Барс», станцией радиотехнической разведки «Пастель», новой системой управления оружием и расширенной номенклатурой вооружения. Причем, как подчеркнул на пресс-конференции по итогам переговоров со своим киргизским коллегой Т. Омуралиевым российский министр обороны Сергей Шойгу, «четыре Су-25СМ — это только старт планомерного наращивания возможностей авиабазы».

Сам Омуралиев пояснил, что наращивание военно-технической помощи со стороны России «обусловлено теми моментами, которые могут сложиться в военно-политической обстановке в Центральной Азии, это — вывод коалиционных сил из Афганистана».

Разумеется, укрепление киргизских вооруженных сил связано не только с «афганской угрозой-2014». Но, если договаривающимся сторонам подобное информационное прикрытие начавшихся процессов военно-политической интеграции постсоветской Средней Азии представляется удобным, то почему бы и нет? Главное — в том, что Россия наконец-то всерьез занялась укреплением своего «южного пояса».

Одна из любимых «игрушек» любителей рассуждать об интеграции постсоветского пространства, коллективные силы ОДКБ, представляли до недавнего времени достаточно печальное зрелище. Его, пусть хлестко, но предельно точно охарактеризовал один из российских военачальников в, скажем так, «неофициальной» беседе: «Сегодня ОДКБ в Средней Азии — это недореформированная российская армия плюс один казахский батальон в качестве «довеска», и плюс еще какие-то мифические подразделения от киргизской и таджикской сторон».

Исправлять эту ситуацию нужно как можно скорее. Если мы действительно не хотим «блицкрига» джихадистов и экстремистов всех мастей в Средней Азии, и необязательно из Афганистана, там и своих «басмачей» хватает, то нужно еще и вкладываться. Как бы не убеждал нас в обратном «великий геополитик современности» Владимир Жириновский, предлагающий отовсюду уйти и никому не помогать. Уже уходили. Уже переставали помогать. Стали от этого жить богаче и безопаснее?

Впрочем, с Киргизией все проще: перевооружение ее армии российской стороной и общее расширение там нашего военного присутствия местными политическими элитами воспринимается вполне благожелательно. В том числе и потому, что этот процесс означает новые рабочие места и прочие экономические преференции, гораздо более реальные, чем мегапроекты вроде строительства новых гидроэлектростанций.

С Казахстаном все гораздо сложнее, а потому визит С. Шойгу в Астану и результаты проведенных им там переговоров — это серьезный успех для России, пусть и не замеченный журналистами.

Главных итогов этой поездки было два. Во-первых, были решены все вопросы по совместному развитию комплекса «Сары-Шаган». То есть, прежде всего, по радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении «Днепр» и монтажу там дополнительного российского оборудования. В том числе — и разведывательного, что вполне объясняло присутствие в составе российской делегации начальника ГРУ генерал-лейтенанта Игоря Сергуна. Во-вторых, было заявлено о безвозмездной поставке в Казахстан пяти дивизионов С-300ПС, что, по сути, означает создание единой системы контроля, мониторинга и прикрытия воздушного пространства Таможенного союза «на дальних подступах».

Бесплатная передача «трехсотых» комплексов Казахстану — а это решение, думаю, еще вызовет волну недовольства у российских либералов — шаг, политически совершенно необходимый. Потому как часть казахской политической элиты отстаивает курс на сближение с НАТО и не скрывает этого. И противодействие, и саботаж со стороны этой элиты нужно преодолевать, в том числе, и затратными шагами.

В декабре 2012 года делегация министерства обороны Казахстана в США приняла участие в двухсторонних консультациях оборонных ведомств, в результате которых был подписан пятилетний план сотрудничества с НАТО на 2013—2017 годы. А в штаб-квартире альянса прямо заявляют, что «Казахстан нужен НАТО для установления контроля над регионом, военно-стратегическое значение которого возрастает с каждым годом, для закрепления позиций на Каспии, для изучения и использования казахстанского нефтегазового потенциала». И, соответственно, готовы финансировать программы военной «интеграции» Астаны и Брюсселя, что для казахского прозападного лобби было бы более желательным вариантом, чем сотрудничество с Москвой.

Именно поэтому данное лобби в Астане уже стремится опорочить достигнутую договоренность по «трехсотым», решение о передаче которых, напомню, было принято еще в 2008 году, но в период президентского срока Дмитрия Медведева так и оставшееся нереализованным. Ряд военных экспертов в местных изданиях уже выразил недовольство тем, что создание единой региональной системы ПВО с Россией приведет к «ущемлению суверенитета Казахстана». А заместитель председателя общественного объединения «Совет генералов Казахстана» генерал Махмут Телегусов прямо заявил, что «при создании единой региональной системы ПВО Казахстана и России казахстанская система воздушной безопасности окажется зависимой от российской и перестанет развиваться».

Развитие «самостоятельной казахстанской системы ПВО» лучше всего демонстрирует то обстоятельство, что сегодня Астана прикрыта лишь одним дивизионом С-300. Поэтому данный довод в Казахстане всерьез не воспринимают. Но голоса недовольных углублением сотрудничества с Россией в столь деликатных областях, как вопросы обороны, продолжают усиливаться. И военная интеграция, и вопросы расширения нашего присутствия в постсоветской Средней Азии, которые становятся сейчас жизненно необходимыми для обеспечения нашей безопасности, требуют усилий и затрат, к которым Россия должна быть готова.

Судя по последним шагам Москвы, она действительно готова.

Возврат к списку