Вероника Крашенинникова: «"Закон Магнитского" принят не для борьбы с российской коррупцией». Информационно-аналитическое издание «Столетие», 17 декабря 2012

— Вероника Юрьевна, президент США подписал «закон Магнитского». Наши читатели комментируют это событие, причем многие считают: он бьет по нашим чиновникам, у которых есть интересы в США. А у подавляющего большинства сограждан там никаких интересов и нет, поэтому закон их никак не затронет. Так что пусть чиновники лучше вкладывают свои деньги в недвижимость в России и в наши банки...

— Это ошибочное понимание «закона Магнитского» – по нашим коррумпированным чиновникам он как раз и не бьет. Посмотрите на сегодняшний список, привязанный к закону — очень маловероятно, что следователи следственного комитета и судьи, работавшие над делом Сергея Магнитского, имеют активы в Америке. И во Флориде отдыхают тоже не они. Для них угроза отказа в выдаче виз и замораживания активов совершенно неактуальна.

А вот тех российских чиновников, которые действительно хранят свои драгоценные 3Д – деньги, дети, дом – в США, закон как раз и не затрагивает. Поймите же, наконец: Америка с российской коррупцией не борется, она ее стимулирует. Вы думаете, в Вашингтоне не знают, куда уходили в свое время транши Всемирного банка? Вы думаете, сегодня там не известны фамилии и номера счетов? Вся эта информация в американской столице доступна одним нажатием клавиши компьютера.

Так почему же за двадцать лет они не сдали России ни одного коррумпированного российского чиновника? Ответ прост: потому, что они им нужны. Цель — в том, чтобы использовать этих коррупционеров на тех постах, на которых они сейчас работают. И вот здесь «закон Магнитского» как раз и может им помочь. Нужно провести какое-либо выгодное Вашингтону решение – выходят на контакт с чиновником или чиновниками, от которых оно зависит, простенько втолковывают: «Парень, нужно принять это, а если не сможешь, у нас есть «закон Магнитского», ты же в курсе».

Вашингтон может сколько угодно критиковать Россию за коррупцию, однако это лишь публичная часть политического дискурса. На деле американцы этим пользуются. Помимо инструмента для манипулирования российской политикой, это еще и огромная ликвидность в американских банках. Вы серьезно думаете, что банки США попросят эти деньги «на выход», особенно в период экономического кризиса? Конечно, нет.

Не нужно питать иллюзий, что Америка объявит войну нашим коррупционерами, такие иллюзии простительны на первом курсе института, а взрослый человек в это верить не должен. Бороться с коррупционерами должны мы сами.

— Не совсем понятно также, кому мы запрещаем въезд. То ли надзирателям, причастным к пыткам людей в Абу-Грейб и на Гуантанамо, то ли американцам, которые усыновили наших детей и жестоко с ними обращаются. Но, если во втором случае имена их известны, то как мы собираемся составлять список тех самых надзирателей?

— Российский список может получиться гораздо длиннее и содержательнее заокеанского. Соединенные Штаты – самый злостный нарушитель прав человека в мире. Список нужно оставить открытым: политика Вашингтона такова, что обязательно будет поставлять в него новых кандидатов. Часто это будут неизвестные широкой публике люди. Стоит обратить внимание на сотрудников вашингтонской администрации, государственного департамента, Пентагона, других ведомств, которые разрабатывали инструкции о применении пыток, на тех, кто причастен к преступным действиям в тюрьмах Абу-Грейб, Гуантанамо, к организации и работе секретных тюрем ЦРУ, к ликвидации людей в ходе атак беспилотными аппаратами, к делам Бута и Ярошенко, обязательно не забыть судей, оправдывающих американских приемных родителей, которые причастны к страданиями и гибели российских детей.

То, что эти люди могут не иметь активов в России – факт глубоко второстепенный. Американские конгрессмены в «законе Магнитского» им пренебрегли в отношении российских чиновников. Закон в этой части лишен содержания – его смысл совсем в другом. Это, прежде всего, новый инструмент политического давления и информационно-пропагандистской войны против России. Во-вторых, это способ мобилизовать конгресс США и американское общественное мнение против Москвы. В-третьих — сигнал поддержки российской оппозиции.

Но есть в «законе Магнитского» и более глубокий смысл. Для его понимания нужно рассматривать вопрос в контексте стратегических планов США в отношении России. В марте 2011 года вице-президент Джозеф Байден во время визита в Москву заявил, что Владимир Путин не должен идти на третий срок главы государства. Это будет плохо для России и плохо для него самого, заверил высокий гость. Таким образом администрация США высказала свою четкую позицию по вопросу, кто должен руководить Россией.

Далее. В день принятия закона сенатом государственный секретарь Хиллари Клинтон на сессии ОБСЕ в Дублине в очередной раз обвинила Россию в «координированных усилиях устранить американское и международное содействие правозащитникам». Но на этом не остановилась. Есть у нас, уверена она, «грех» и посерьезней: «ресоветизация региона»! Клинтон рассказала, что «это будет называться по-другому» — Таможенный союз, Евразийский, но они в Америке все знают и на этот счет не обманываются. Поэтому разрабатывают «эффективные пути затормозить или предотвратить это».

Поверьте Хиллари Клинтон: они этим занимаются, в их арсенале существует масса средств и инструментов. Один из самых действенных – сменить власть и привести на пост руководителя нашей страны такого человека, который бы поумерил российские амбиции. Так что Путина они будут пытаться убрать всеми силами и средствами. В этом контексте «закон Магнитского» знаменует переход от «перезагрузочной» риторики, которая с нынешним нашим президентом не проходит, к более жесткому языку и методам.

— В ходе обсуждения нашего закона в профильном комитете высказывались предложения расширить его действие на все страны. Но руководство комитета отказалось, сообщив, что мы станем работать выборочно. В то же время уже есть сведения о том, что аналогичный «закон Магнитского» могут принять в Канаде и Великобритании. И что, тогда наши депутаты тоже станут реагировать соответственно «канадскими» и «британскими» законами?

— Целесообразно и дальше действовать симметрично. Примут канадцы свой «закон Магнитского» — и мы ответим. Канадцам, помимо всех сегодняшних дел, уместно припомнить их активные усилия по сокрытию коллаборационистов. А в случае с Великобританией список может быть особо интересным, учитывая активную практику Лондона давать пристанище чеченским террористам, беглым олигархам, замешанным в серьезных правонарушениях в России, а также его автоматическую поддержку агрессивных американских инициатив.

— Есть еще одно соображение. А не следовало бы ответить побольнее? Самое неприятное для Вашингтона – удар по его экономическим интересам, и мы могли бы продумать меры в этой сфере. Разве не так?

— Абсолютно верно: нужно метить в экономические интересы. Сейчас Белый дом привязывает свою внешнюю политику к экономике, и американские послы во всем мире получили из государственного департамента указание активизировать лоббирование интересов своих компаний. Все это – для создания рабочих мест в США. Даже отмена поправки Джексона-Вэника была представлена администрацией Барака Обамы как способ снизить уровень безработицы. Это, конечно, в первую очередь, чистой воды популизм.

России же, само собой, нет никаких причин работать на благо американской экономики. Нам рабочие места нужно создавать у себя и защищать отечественных производителей. Отмена поправки Джексона-Вэника, которую лоббировали, в первую очередь, американские компании и деловые объединения, увеличит для них российский рынок в два-три раза. Двадцать с лишним лет американские конгрессмены не могли отменить эту атавистическую поправку, а тут — с лету ликвидировали. Все потому, что Россия стала членом ВТО, а поправка, лишавшая Москву статуса нормального торгового партнера, мешала вступить в силу новым низким тарифам на американский импорт.

Ну и, конечно, защищать своего производителя нужно не только тогда, когда США принимают враждебные законы в отношении России. Это должен быть постоянный процесс.

Помимо защиты производителя, есть и еще одна очень важная составляющая – охрана здоровья нации. Чтобы узнать о качестве американских продуктов, посмотрите фильм Майкла Мура «Food, Inc». Там наглядно продемонстрировано, чем в США пичкают, например, кур, и какие страшные птицы вырастают в результате «набивания» их всякими гормональными и генномодифицированными кормами. После такого просмотра близко не подойдете к американским продуктам, не говоря о том, чтобы есть их!

В результате 68,8 процента американцев страдают излишним весом и ожирением. Вот подобных проблем нам еще не хватает! Это очень серьезная угроза для здоровья нации, следует уже сейчас принимать жесткие меры против сельскохозяйственной продукции, импортируемой из США.

— И последнее. Москва уже пригласила Барака Обаму посетить Россию, возможно, в недалеком будущем он приедет. К тому же наверняка у нашего руководства будет возможность накоротке встретиться с ним в ходе одного из международных форумов. Мы опять впадем в эйфорию на тему «перезагрузки»? Или же, в конце концов, примемся говорить жестко и давать объективную оценку российско-американским отношениям?

— Президент Владимир Путин и понятие «эйфория», на мой взгляд, несочетаемы. Наконец-то мы вернулись к трезвой, «взрослой» внешней политике. Ведь уступки только разжигают аппетит агрессора. В 2011 году Россия сдала Ливию. Вашингтону немедленно потребовалась Сирия – и наше участие в свержении единственного легитимного лидера страны Башара Асада. Дальше им будет нужен Иран. А потом и до нас дойдет: Кавказ, мусульманские регионы России станут территорией распространения новой «демократии», то есть радикального экстремизма. Иран и Сирия – это дальние рубежи южного фронта России. В наших интересах приложить максимум усилий, чтобы сегодняшнее руководство в этих государствах сохранило власть.

Что касается двухсторонних отношений, тут на позитив рассчитывать не приходится. Для Вашингтона «смена режима» в России – идея фикс. И он будет применять для этого любые средства, как всегда это делал в своей истории. Большая часть инструментария для этого уже подготовлена, кадры расставлены. Продолжая подготовку, они будут выжидать удобного стечения обстоятельств. И «закон Магнитского» в этом контексте знаменует смену подхода к России – демонизирует ее в глазах американского общественного мнения, мобилизует тылы, чтобы общество поддержало усилия по «смене режима» в России.

Беседу вел Виктор Грибачев

Возврат к списку