Игорь Панкратенко: «Фарс в Монтре», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 3 февраля 2014

Позиция России по Сирии Вашингтон совершенно не интересует

Согласно официальным сообщениям, на встрече в швейцарском Монтре стороны не достигли большого прогресса, однако «заложили фундамент для будущих дискуссий». Выражаемый рядом политиков «осторожный оптимизм» по поводу прошедшего первого раунда переговоров — лишь попытка скрыть то обстоятельство, что «мирная конференция по Сирии» с треском провалилась.

Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну в постановке с названием «переговоры в Монтре» сценаристами из антисирийской коалиции отводилась отдельная роль. Он с успехом ее сыграл, заявив по итогам первого раунда о том, что правительство Сирии и его политические противники должны с большей серьезностью и настойчивостью отнестись к международным усилиям, прилагаемым к прекращению конфликта. Добавив еще, что нужно относиться к ним «более честно», а сами переговоры «не должны использоваться в качестве тактики затягивания конфликта». По поводу честности — это сильно сказано. Но, в таком случае, начнем с позиции самого Пан Ги Муна, который несколько месяцев готовил срыв участия в переговорах Ирана, одного из ключевых игроков в конфликте.

Рассказ о том, что он, Пан Ги Мун, просто мечтал пригласить Тегеран, да вот сирийская оппозиция воспротивилась — это сказка для тех, кто не знает двух обстоятельств.

Так называемая «делегация сирийской оппозиции» была не более чем группой «говорящих голов», которые в Монтре озвучивали тексты, составленные их главным политическим спонсором — Вашингтоном.

И и напечатанные на бумаге, купленной на деньги главного финансового спонсора — Катара, который содержит ««Национальную коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил» и лично Ахмеда Джарбу, ее зиц-председателя.

Еще одним элементом фарса, атмосферой которого была пропитана вся подготовка антисирийской коалиции к переговорам, стал «разоблачительный доклад»: им западные средства массовой информации выстрелили буквально за сутки до начала конференции. Целых три «независимых прокурора, имеющих опыт расследований и проведения трибуналов по Югославии и Сьерра-Леоне», опубликовали данные о том, что с марта 2011 и по январь 2014 г. режим Башара Асада насмерть репрессировал ни много ни мало 11 тысяч молодых людей, арестованных сирийскими силами безопасности в этот период. «Документальные свидетельства» убийств и пыток прилагались. Один из авторов доклада, Десмонд де Сильва, на презентации своего «творения» заявил, что режим Башара Асада осуществляет «убийства в промышленных масштабах».

Публикация совпала с заявлением делегации сирийской оппозиции о том, что в Монтре они, оказывается, едут добиваться «предания Башара Асада суду международного трибунала». Нам предлагалось поверить, что это совпадение — странное и случайное. Но настоящие странности начались чуть позже, когда сначала выяснилось, что «11 тысяч заживо репрессированных», о которых раструбили газеты во главе с американской «Вашингтон пост» — это так, «оборот речи», «экстраполяция», на самом же деле в докладе упоминаются лишь 835 «жертв». А потом стало известно, что работу по составлению доклада и проведению расследования полностью профинансировал Катар, уверять в объективности которого в сирийском вопросе — перебор даже для ангажированных журналистов.

Не менее занимательным было и поведение так называемой «делегации» так называемой «сирийской оппозиции», которую в Монтре послала скроенная наспех «национальная коалиция». С самого начала ее глава, упоминавшийся уже Ахмед Джарба заявлял, что на переговорах могут обсуждаться только три вопроса. Первый — немедленное отстранение Асада от власти. Второй — передача его международному трибуналу. И третий, главный — передача всех властных полномочий этой самой «национальной коалиции», которая и сформирует переходное правительство.

Проблема заключалась лишь в том, что на вопрос: «А вы кто такие, кого конкретно представляете?», члены «делегации» начинали бормотать что-то невнятное о «воле пославшего их сирийского народа». Собственно, «Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил», приехавшая в Монтре — лишь одна из 14 ключевых групп, участвующих в мятеже и поддержке интервенции против Башара Асада.

Всего на территории Сирии сегодня оперирует около 400 более-менее крупных бандформирований и еще около 1200 небольших банд сирийских «махновцев», которые политическими вопросами себя не озадачивают, а попросту грабят и убивают.

Поэтому вести переговоры с членами «делегации», представлявших лишь самих себя, в Монтре было совершенно бессмысленно. По большому счету, представленная на переговорах «сирийская оппозиция» была лишь бумажным фантиком, в который постановщики этого фарса завернули пустоту. С совершенно очевидной целью — возложить вину за срыв переговоров на Дамаск. И в ходе конференции, и сразу же после нее средства массовой информации обвиняли и обвиняют в неудаче мирной конференции исключительно делегацию сирийского правительства. Формулировки, главным образом, звучат так: «Прогресса на этих переговорах достичь не удалось, поскольку представители режима отказываются обсуждать возможность формирования правительства, в котором не было бы места для Асада, хотя именно это является главной целью конференции» и «Дипломатические усилия были подорваны жесткой позицией режима и его резкой риторикой в ходе переговоров».

Впрочем, то, что ответственность за срыв переговоров возложат именно на Дамаск, как и то, что переговоры ни к чему не приведут, было ясно с самого начала, с момента рождения самой «идеи Монтре». Главный вопрос здесь заключается в том, для чего понадобился этот фарс и для чего нужно его продолжение, которое, как заявлено, должно начаться 10 февраля.

Нынешняя администрация Белого дома поставила на Сирию гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. До 2011 года, до начала конфликта, Сирия была последовательным противником Израиля и одним из основных препятствий для затеянного Вашингтоном «переформатирования» Ближнего Востока. Причем Сирия обладала достаточным военным и внешнеполитическим потенциалом для того, чтобы подкреплять свою позицию силой. Сегодня Дамаск, по сути, выбит из «большой политики» в регионе, что не может не радовать Тель-Авив, Эр-Рияд, и, в конечном итоге, Вашингтон. Антисирийской коалиции даже не столь уж нужен теперь приход оппозиции к власти — достаточно «подбрасывать дровишек» в костер войны, чтобы не допустить возрождения Сирии как регионального игрока, причем игрока, выступающего против американского проекта.

Но проблема для Барака Обамы заключается в том, что против него начинает играть время. Дамаск тоже не был заинтересован в переговорах в Монтре, и это действительно так.

С 2011 года Башар Асад как политик не совершил ни одной ошибки, его сегодняшний курс выверен и вполне успешен.

Во-первых, пойдя при посредничестве России на уничтожение своих химических арсеналов, он не позволил Западу разыграть «карту Саддама Хусейна» и ликвидировал повод для «гуманитарной интервенции». Во-вторых, умело используя обострившиеся в лагере противника противоречия, Асад и правительственные войска постепенно «перемалывают» мятежников. В-третьих, осознание того, что в отношении Сирии идет интервенция, причем интервенция международных террористических организаций, постепенно приходит к другим участникам антисирийской коалиции, в первую очередь — к умеренной части американского политического истэблишмента.

В этом отношении весьма показательным является недавнее выступление директора национальной разведки США Джеймса Клэппера на Капитолийском холме. Он сообщил сенаторам, что сегодня в Сирии насчитывается 7000 боевиков из более чем 50 стран мира, в том числе — из Европы. При этом он особо подчеркнул, что «экстремисты могут использовать свои европейские паспорта для совершения террористических актов в Европе». А «связанная с «Аль-Каидой» сирийская группировка «Джабхат ан-Нусра» не скрывает своих планов осуществить теракты на территории США. Это огромная проблема для всех нас».

Клэппер, собственно, подтвердил то, о чем ранее сказал Райан Крокер, бывший посол США в Дамаске, Багдаде и Кабуле, утверждающий, что «Сирия превращается в новый Афганистан, становится оплотом «Аль-Каиды», и что Башар Асад является все же меньшим злом, чем приход к власти «джихадистов».

Барак Обама оказался между молотом и наковальней: «ястребы», сенаторы вроде Джона Маккейна и Линдси Грэма, требуют от него удара по Асаду, «наказания России и Путина», реванша за сентябрь 2013 года, итогом которого должно стать удаление Москвы из ко-спонсоров сирийского урегулирования.

Адекватные же представители американского истеблишмента обвиняют Белый дом в том, что своими действиями администрация провоцирует рост терроризма, который, в свою очередь, угрожает самим США.

На этом фоне совсем уже неприятными для команды Обамы являются всплывшие данные о том, что, вопреки официальным заявлениям Белого дома, помощь сирийской оппозиции оказывается не только «нелетальными средствами», но и вполне реальными поставками стрелкового и противотанкового оружия. Причем, данное решение было принято конгрессом на закрытом совещании и проведено в бюджете 2014 года по одной из секретных граф расходов на национальную оборону. Политические издержки для демократов накануне выборов в конгресс в ноябре нынешнего года могут быть весьма серьезными.

Все это вынуждает и Барака Обаму, и государственного секретаря Джона Керри, примеряющего кресло нового хозяина Белого дома после 2016 года, к решительным шагам по развязыванию сирийского узла. На днях Керри многозначительно заявил, что США активно работают, стремясь вовлечь Дамаск в процесс мирного урегулирования: «Есть веские причины, по которым, как мы считаем, Асад должен быть еще больше заинтересован в безотлагательном участии в переговорах». Что это за «активная работа по вовлечению Асада в переговорный процесс», стало понятно после того, как Соединенные Штаты заявили официальному Дамаску: ему следует предпринять незамедлительные меры для соблюдения решения ООН о вывозе химического арсенала. А представитель государственного департамента Джен Псаки откровенно пригрозила, что «угроза использования Соединенными Штатами военной силы против Сирии до сих пор остается одним из вариантов разрешения ситуации».

«Асад должен уйти». Это лейтмотив нынешней политики США в отношении сирийского кризиса. Это, собственно, основное и единственное условие, которое готовы обсуждать «говорящие головы оппозиции» и их вашингтонские покровители. Позиция России, Ирана и Китая здесь Вашингтон совершенно не интересует, как и не интересует США и их партнеров по антисирийской коалиции мнение самого сирийского народа.

В лучших традициях «дипломатии Барака» готовится новый акт политического фарса — второй раунд переговоров в Монтре. В его преддверии, четвертого февраля, в Москву прибывает делегация «оппозиционной коалиции», возглавляет которую сам Ахмед Джарба.

Накануне визита он разоткровенничался в интервью американской «Уолл-стрит джорнэл», заявив, что визитеры намерены на переговорах с Сергеем Лавровым «вбить клин между правительством в Дамаске и Россией — основным поставщиком оружия режиму». Причем «великий дипломат» Джарба уверен в успехе, ведь он приготовил для Москвы «пряник»: готов заверить С. Лаврова своим честным оппозиционным словом, что в случае, если Россия согласится на уход Асада и переход власти к «временному правительству», то лично он, Джарба, «будет настаивать на сохранении военного альянса Сирии с Москвой». Перед кем будет настаивать, и какова весомость слов катарского содержанца даже для его спонсоров — в интервью ни слова. И это умолчание, пожалуй, самый красноречивый ответ на вопрос о том, чего стоит возня вокруг «мирных переговоров по Сирии».

Возврат к списку