Икрам Сабиров: «Ответ на «наркоджихад», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 31 октября 2013

В Иране казнены 16 сепаратистов из Белуджистана.

На границе с Пакистаном убиты 14 иранских пограничников и три сотрудника Корпуса стражей исламской революции.Бой длился больше часа. Помимо погибших, еще пятеро иранских пограничников получили ранения, а четверо попали в руки бандитов и были уведены на пакистанскую территорию. Ответственность за нападение взяла на себя суннитская группировка «Джаиш уль-Адл» — «Армия справедливости», действующая в провинции Систан-Белуджистан.

Ответ иранской стороны был оперативным и более чем жестким. В тюрьме Захедан повесили 16 сепаратистов из Белуджистана, осужденных ранее за наркоторговлю и терроризм.

Напомним предысторию событий. К 2011 году предшественница «Джаиш уль-Адл» -организация «Джундалла» («Солдаты Аллаха»), заслужившая в Иране название «людоедов шайтана», терроризировавшая Систан и Белуджистан под знаменем «самостоятельности белуджей и защиты угнетенного суннитского меньшинства», была практически полностью разгромлена. Ее лидер Абдолмалек Риги был захвачен в самолете, который летел из Дубая в Киргизию и был принудительно посажен на иранской территории. Чуть раньше его брата, главного идеолога «Джундаллы», в результате операции иранских спецслужб выманили на территорию Ирана и задействовали в оперативной игре, позволившей арестовать практически всю верхушку «солдат».

Победа в пятилетней войне против белуджского сепаратизма, сомкнувшегося с суннитским фундаментализмом, да еще и подпитываемым извне, досталась кровью и жизнями сотен иранских граждан, погибших в ходе терактов и проводившихся боевиками публичных казней (которые они снимали на видео). Примерно с 2010 года в Систане и Белуджистане был установлен порядок, сепаратизм ограничивался обсуждениями этой темы в чайханах, а террористических актов больше не происходило. Тегеран и провинция вздохнули с облегчением. Как оказалось, это была лишь временная передышка.

Вокруг «Джундаллы» в период ее активности сформировался целый змеиный клубок спонсоров и вдохновителей.

С этой организацией работали саудовская разведка, израильский «Моссад», сотрудники которого представлялись своим «контактам» оперативниками ЦРУ, пакистанские фундаменталисты и «непримиримые» из «Талибана», осевшие в приграничных с Ираном афганских и пакистанских территориях. Собственно, «Джундалла» была инструментом необъявленной войны против Ирана, и в этом качестве использовалась, что называется, по полной программе.

Более того, как всякий гнойник, «Солдаты Аллаха» демонстрировали устойчивую тенденцию к разрастанию. Вскоре, по ее образцу, возникла и пакистанская «Джундалла», также – из белуджей-суннитов. Эта организация активно включилась в разжигание суннито-шиитского противостояния, без затей и идеологических изысков физически уничтожая шиитов Пакистана, играющих заметную роль и в политической элите — шиитами были, например, отец-основатель государства Мухаммед Али Джинна, семейство Бхутто и некоторые известные предприниматели.

Естественно, антииранские силы не намерены были терять столь эффективный инструмент дестабилизации страны и расширения салафитской экспансии в республику. С весны 2012 года на территории Ирана начинают возникать «наследники «Джундаллы» — упомянутая «Джаиш уль-Адл» и «Харакат Ансар Иран», которые вобрали в себя недобитков из организации «солдат» и новообращенных иранских салафитов.

Об идеологии этих групп дает представление опубликованная ими «Декларация о целях и намерениях»: защита угнетенного суннитского меньшинства в Иране от шиитского правительства; удар в голову и в сердце шиизма, по Тегерану и Куму, религиозному центру страны; установление законов шариата на иранской земле и возвращение Ирана «истинным мусульманам».

Это – программа. А практическая деятельность — тотальный террор, который с огромным напряжением сил сдерживается иранскими спецслужбами. По заявлению командующего Корпусом стражей исламской революции Моххамада Джафари, за март-сентябрь нынешнего года предотвращено 11 терактов, готовившихся этими группировками. Это объяснение тому, почему иранские власти отвечают на новые вызовы терроризма суннитских фундаменталистов предельно жестко, вешая их ранее захваченных «подельников». Слишком свежа в Иране память о бесчинствах «Джундаллы», зверства которой были за гранью человеческого понимания.

Но во всей этой истории есть и еще одно обстоятельство, позволяющее по-иному взглянуть на «идейных борцов за права суннитов и белуджей».

С момента своего возникновения и «Джундалла», и ее наследники из «Джаиш уль-Адл» и «Харакат Ансар Иран» тесно связаны с наркобизнесом и наркотрафиком афганского героина.

Как и «солдаты», нынешние продолжатели их дела плотно «крышуют» караваны с афганскими опиатами, идущими в Иран из афганского Гильменда.

А на другом конце иранского участка наркотранзита — боевики-сепаратисты из «Партии свободной жизни иранского Курдистана», выступающие против нынешнего режима в Тегеране, осуществляющие террор и связанные с иностранными спецслужбами.

Интересная деталь. Когда иранское правительство казнило 16 пособников сепаратистов, наркокурьеров и террористов, руководство «Партии свободной жизни иранского Курдистана» тут же предупредило, что на эти действия в отношении находящихся в заключении курдских сепаратистов и наркоторговцев ответит массовыми террористическими актами.

Такая вот взаимосвязь, такой вот «наркоджихад», и такие вот борцы с «кровавым режимом аятолл» в Иране. Теперь осталось ждать, когда кто-нибудь из особо рьяных западных «борцов за права человека» назовет ответные действия Тегерана «негуманным актом».

Возврат к списку