Икрам Сабиров: «Демократия по-ливийски», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 9 октября 2013

Нападение на российское посольство стало отражением внутриливийских «разборок»

После вооруженного нападения на российское посольство в Триполи наши дипломаты покинули Ливию, так как местные власти заявили, что не смогут обеспечить их безопасность. «Штурмовала вооруженная толпа, — сообщил наш посол в Ливии Иван Молотков. — С ними не пытался никто говорить, это было бесполезно. Наши пытались воздействовать на толпу, в частности, применяли светозвуковые гранаты, от которых много шума и света, но которые не несут угрозы для жизни людей».

Глава временного правительства Ливии Али Зидан и министр иностранных дел и международного сотрудничества Мухаммед Абдельазиз буквально сразу после атаки посетили российское посольство. По официальной версии – для того, чтобы оценить ущерб и выразить «благодарность гражданам и органам безопасности Ливии за помощь и защиту посольства». Кого они имели в виду – осталось загадкой, потому как никакой помощи эти самые «ливийские граждане и органы безопасности» в защите посольства не оказали. Наших дипломатов спасли стойкость российских охранников, но в большей степени то, что у нападавших, судя по всему, приказа убивать не было.

В том, что атака посольства была совершена по приказу, особых сомнений нет. Версия о мстящих «пацанах с района», то есть родственниках ливийского офицера, убитого 1 октября россиянкой, правдоподобна. Однако не объясняет высокой организованности части нападавших, которые проявили при проникновении на территорию посольства очень уж специфическую выучку, начав с уничтожения видеокамер по периметру, и затем действовавших не менее грамотно.

Версия о том, что за нападением стояли Саудовская Аравия, Израиль и примкнувшее к ним республиканское крыло американской политической элиты, хоть и ласкает мысль отечественных конспирологов, но еще менее правдоподобна.

Нападение на российское посольство – отражение внутриливийских «разборок». Точнее – попытка сорвать планы главы временного правительства Али Зидана опереться на «внешнюю силу» для наведения в стране элементарного порядка и предотвращения распада Ливии на небольшие удельные владения. За этой попыткой стоят мощные ливийские силы. Настолько мощные, что именно поэтому Зидан вынужден был сообщить российским дипломатам: их безопасность гарантировать он не в силах. Факт беспрецедентный, поскольку обычно в момент резкого обострения ситуации в «стране пребывания» эвакуации подлежат, в первую очередь, члены семей дипломатов и технический персонал. Сейчас вывезли всех.

Нападение на российское посольство в Ливии – уже второе по счету. Первое состоялось в феврале 2012 года, и было предпринято проживающими в Ливии сирийцами как ответ на блокирование Россией антиасадовских резолюций в Совете Безопасности ООН.

Тогда демонстранты подняли над резиденцией нашего посла флаг сирийской оппозиции и выкрикивали антироссийские лозунги. Но особой опасности для дипломатов в прошлом году не увидели, и персонал остался на месте. В этот раз все было гораздо серьезнее, поскольку курс Зидана на нормализацию отношений с Россией, на примирение со сторонниками Муамара Каддафи, эффективно действующими сейчас в подполье, означает «сворачивание» ливийской демократии. Той самой, которая представляет собою полную анархию, парад суверенитетов и «ваше слово, товарищ маузер»...

Да-да, именно так можно описать ублюдка, который родился в результате «ливийской революции», после «гуманитарной интервенции» Запада и свержения режима Муамара Каддафи. Итоги победы и «свободы по-ливийски» первыми ощутили на себе сами освободители — в тот день, когда толпа линчевала в Бенгази четырех американских дипломатов, в том числе – «восходящую звезду» государственного департамента США и, по совместительству, «арабского» отдела ЦРУ, посла Кристофера Стивенса.

Впрочем, для тогдашней атаки на американское консульство в Бенгази у ливийских исламистов и их старших товарищей из «Аль-Каиды исламского Магриба» были вполне серьезные основания. Консульство в Бенгази было по сути «станцией» Центрального разведывательного управления, персонал которой занимался исламистскими группами не только на территории Ливии, но во всем регионе, в частности — «Аль-Каидой в исламском Магрибе» и «братьями-мусульманами» в Египте. Разумеется, добытая информация отправлялась в Вашингтон, но часть ее хранилась на месте, именно это стало основной причиной атаки на консульство. Судя по тому, что серьезных провалов сеть ЦРУ в Магрибе не понесла, можно сделать вывод, что исламистам не удалось взломать шифр этих документов.

Но это – то, что касается обстоятельств нападения на американское консульство. В отношении атаки российского посольства причины, очевидно, были сугубо политическими.

Для Зидана сближение с Россией и Китаем сегодня, получение от них оружия и финансовой помощи – единственный шанс не только удержаться у власти, но и приостановить «сомализацию» страны.

Естественно, что никому из кланов, которые сегодня рвут Ливию на части, такое понравиться не могло. Чтобы понять почему, достаточно посмотреть, что же это за монстр такой, «ливийская демократия», принесенная в страну Западом на деньги суннитских монархий.

Для начала – две цитаты. Не политиков, нет, а тех, кто рассчитывал, что после «победы демократии» доходы от ливийских нефти и газа осядут в карманах «иностранных инвесторов», спонсировавших «демократическую революцию». Глава нефтегазовой компании «Кресент петролеум» из ОАЭ Бадр Джафар: «Ливия на грани катастрофы. Радость по поводу «арабской весны» оказалась здесь, как и в большинстве других стран, весьма недолгой». Драган Вукович, глава нефтяной компании «Медитерейниан интернэшнл», недавно покинувшей ливийский рынок: «Ситуация в стране весьма опасна. В каждой деревне правит собственное ополчение, а центральной власти фактически нет».

Нынешним летом Ливия сократила объем добычи нефти на 90 процентов. Одновременно было парализовано производство и подача энергии. Причина проста: вооруженные группировки заявили, что национальная нефтяная компания погрязла в коррупции, и потому теперь именно они, выразители интересов и чаяний «ливийского народа» в целом и каждого племени в частности, будут контролировать экспорт. Выход был найден весьма остроумный – вооруженные боевики стали охранниками нефтяных терминалов и прочих инфраструктурных объектов, а правительство взяло на себя обязательство — вы не поверите… — «заниматься улучшением условий их труда».

Другого выхода попросту не было, потому как армия «свободной Ливии» находится в плачевном состоянии, а полиция, в силу слабости, никаких функций по охране порядка толком выполнять не может. Косвенным подтверждением тому служит наличие у вооруженных группировок собственных тюрем, что поразило даже экспертов ООН. Самое поразительное, что эти эксперты даже получили туда доступ. А как же, демократическое же государство, открытость и прозрачность во всем, никакой тоталитарной секретности... По данным этих экспертов, по меньшей мере, 27 человек были замучены до смерти в тех местах содержания под стражей, куда эксперты ООН получили доступ. Около 8 тысяч человек, задержанных во время событий 2011 года, до сих пор содержатся в тюрьмах без суда. Но это – так, подсчеты приблизительные. В смысле – далеко не полные.

На воле не лучше. Активистки международного гуманитарного конвоя, некогда пытавшегося прорвать блокаду сектора Газа, были остановлены на контрольно-пропускном пункте Сиди-аль-Фарадж солдатами ливийской регулярной армии, их вытащили из машины, увезли на ферму, где изнасиловали. Повезло, остались в живых, сумели вырваться, а к их насильникам были применены самые строгие меры – они были уволены... Вице-премьер Авад аль-Барасси заявил, что «этот отвратительный инцидент ни при каких обстоятельствах не отражает подлинного благородства и нравственности ливийского народа».

По сути, уже сейчас говорить о Ливии, как о едином государстве, невозможно. Правительству сегодня подчиняется лишь одна из трех областей — Триполитания, да и то далеко не все ее районы.

Восток Ливии, территория вокруг Бенгази, где сосредоточены 80 процентов всех запасов нефти, грезит о судьбе персидских «нефтяных котов». И «особые отношения» полевых командиров из этого региона с арабскими монархиями уже дают плоды в виде распространения салафизма и готовности продолжать борьбу дальше, до полной автономии, под знаменем «теологии освобождения», на котором начертано: «Истинная свобода есть рабство Аллаху».

В Мисурате постепенно вьют гнездо наркоторговцы, стремящиеся создать здесь опорную точку транзита в «мягкое подбрюшье Европы». Причем за право пользоваться перевалочным пунктом уже спорят колумбийский кокаин и героин из Афганистана.

Еще во время мятежа на стенах Мисураты появились лозунги с похвалой «революции, которая очищает страну от черных рабов!» По окончании этой «революции» — которая, как уверяли нас западные и часть российских средств массовой информации, была «призвана принести свободу и справедливость» — ненависть и ксенофобия выглядят сильнее, чем когда бы то ни было. Созданная войной пропасть разделяет не только не просто африканцев и ливийцев, но и арабов и черных. Под прикрытием борьбы с бывшими сторонниками Муамара Каддафи в Ливии постепенно набирает обороты новый апартеид. В рамках установившихся в стране новых порядков черные считаются врагами революции. Все черные. Без исключения.

Расположенная на юго-западе Ливии провинция Феццан провозгласила себя автономией. Местные племена приняли такое решение из-за «слабой работы всеобщего высшего органа законодательной власти страны и невыполнения в Феццане требований ливийского народа». Если перевести на общепонятный язык, то совет племен потребовал от правительства в Триполи увеличить рентные платежи за использование природных ресурсов, которые племенам платили все, даже Муамар Каддафи. А когда правительство, в силу скудости казны, сделать это отказалось, был избран «президент провинции», вскоре местными кланами будет назначен «военный начальник региона», в чьи полномочия станут входить «защита границ и природных ресурсов». Ранее, кстати, подобный же «финт» проделали еще в одной ливийской провинции — Киренаике.

«Построение демократии в Ливии» обернулось еще и тем, что страна, в свое время жестко подавлявшая союзников «Аль-Каиды», по итогам «арабской весны» стала рассадником экстремизма.

Комиссия ООН сообщает, что «за последние 12 месяцев распространение оружия из Ливии продолжилось пугающими темпами и вышло на новые территории: страны Западной Африки, восточной части Средиземного моря и даже Африканского Рога. Незаконный трафик оружия из этой страны разжигает существующие конфликты в Африке и на восточном побережье Средиземного моря, пополняя арсеналы различных сил, включая террористические группировки».

Впрочем, и без доклада ООН давно уже ясно, что поставки ливийского оружия помогли сепаратистам-туарегам захватить территории на севере Мали в 2012 году, а разные типы ливийской амуниции были доставлены в Сомали, исламистской «Аль-Шабаб».

Но «ливийские метастазы» в остальной Африке – это не только оружие боевикам и отряды ливийцев, готовых за деньги повоевать на сторонне джихадистов и местных сепаратистов в Дарфуре, Мали, Алжире, Мавритании и Нигерии. До свержения Муамара Каддафи ливийская экономика обеспечивала работой, пусть и низкооплачиваемой, тяжелой, но постоянной, огромное количество африканцев из соседних стран, так называемого Сахеля. Теперь десятки тысяч мужчин в возрасте от 20 до 40 лет стали мобилизационным резервом для всех горячих точек на африканском континенте, а, самое главное, для «Аль-Каиды исламского Магриба» и набирающего силу «Движения за объединение и джихад в Западной Африке».

Экспансия джихадистов из Ливии в Сирию – тоже невесть какой секрет. Вопрос в масштабах, а они настораживают. Сегодня в Сирии на стороне мятежников воюют от пяти до семи тысяч ливийских джихадистов. И мало того, что воюют, так еще и наладили канал поставок оружия в Сирию. Один из бывших полевых командиров контролируемого исламистами Бенгази теперь весьма респектабельный человек, посол Ливии в Уганде. В интервью западным журналистам он сообщил, что «наша ливийская революция состоялась при поддержке международного сообщества. Но революцию в Сирии это сообщество поддерживает недостаточно, а потому мы решили поделиться с сирийскими братьями тем, что есть у нас».

Есть, как выясняется, более чем достаточно, поскольку все арсеналы ливийской армии в районе Бенгази теперь в руках исламистов. При организационной и финансовой поддержке Катара полевые командиры Бенгази организовали поставку нескольких партий оружия морем, в турецкий порт Искандерун, откуда оно затем было передано сирийским боевикам. Итого — 920 тонн оружия, здесь и тяжелые пулеметы, и реактивные гранатометы, и 120 ПЗРК «земля-воздух», и химические заряды. Этакий братский привет сирийским исламистам от исламистов Ливии, «интернациональный джихад» под патронажем монархий Персидского залива в действии…

Сбежавший в марте 2011 года на Запад — по терминологии ЦРУ, «выбравший свободу» — глава ливийского МИД Муса Куса, бывший до этого главой разведки, предупреждал своих западных коллег, что страна после свержения Муамара Каддафи станет похожа на Сомали. Это его предостережение западные журналисты тогда попросту замолчали. И зря, поскольку оно оказалось пророческим.

«Демократия по-ливийски» все больше напоминает злого демона-джинна, выпущенного Западом из бутылки, и теперь крушащего и убивающего все вокруг себя.

Джинна, который, судя по всему, одной Ливией ограничиваться не намерен.

Возврат к списку