Игорь Панкратенко: «Политическая алхимия Вашингтона», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 12 сентября 2013

О реакции Запада на предложенный Москвой план «химического разоружения» Сирии

Подготовленный российскими экспертами план действий в отношении арсеналов химического оружия Сирии уже передан американской стороне. Подробности его, видимо, станут известны в самое ближайшее время.

Пока же сообщается, что первая фаза плана предусматривает установление международного контроля над сирийским оружием – с обязательным участием российских специалистов. И только затем следует выбрать наиболее приемлемый вариант его уничтожения: либо на месте, для чего потребуется построить дорогостоящий завод вдалеке от населенных пунктов, либо вывезти оружие за пределы Сирии. Туда, где его можно уничтожить. Возможно – в Россию, у нас предприятия по утилизации химического оружия существуют.

Министр иностранных дел Сирии Валид аль-Муаллем заявил, что его страна готова полностью отказаться от химического оружия. Более того, по уверениям главы внешнеполитического ведомства, арабская республика может присоединиться к международной конвенции о запрещении этого вида оружия. Валид аль-Муаллем добавил также, что Дамаск согласен обнародовать данные, касающиеся объектов химического оружия на территории страны и полностью прекратить его производство.

Казалось бы, вот оно, решение проблемы. В действительности, заявленная готовность Сирии к химическому разоружению сразу породила множество серьезнейших вопросов. Отведет ли это решение американский удар от Дамаска? И какую форму примут тогда действия западных «друзей Сирии»? Что станут делать мятежники, денно и нощно призывающие Вашингтон как можно быстрее начать военную операцию?

И главный вопрос: какие формы должен принять международный контроль над химическими арсеналами Сирии?

Бывший глава военной разведки Израиля Амос Ядлин утверждает, что выходом для Дамаска может стать передислокация сирийского химического оружия в нашу страну, вывоз его через Тартус на кораблях ВМФ Российской Федерации.

Трудно пока понять, как эта идея может быть реализована. Слишком много технических сложностей. Видимо, не меньше проблем и законодательного порядка, учитывая, что речь идет о транспортировке оружия массового поражения. Неужели зайдет речь о введении «особого режима» в самой Сирии, вроде того, который создавало «международное сообщество» для Саддама Хусейна?

Впрочем, уже сегодня западные эксперты четко называют проблемы, которые стоят на пути утилизации сирийского химического оружия. Первая – продолжающийся в стране конфликт и отсутствие гарантий безопасности для «контролеров». Журналисты приводят мнение не названного по имени специалиста по химическому оружию из Пентагона, который полагает: главная проблема — охрана складов. Он предлагает вывезти оружие за границу, где его и уничтожить. Другой, тоже американский эксперт, считает: придется построить с нуля или ввезти из США комбинаты по утилизации, а сам процесс может отнять минимум 10 лет, заниматься этим должны либо специально обученные команды военных, либо частные фирмы-подрядчики. Но эти самые заводы по утилизации нелишни и в самих Соединенных Штатах, где затянувшийся процесс уничтожения американских запасов химического оружия должен завершиться лишь в 2023 году.

Даже первичный разнобой во мнениях показывает: решение о том, придется ли уничтожать опасные химические вещества путем сжигания или химической нейтрализации прямо на местах в Сирии или пытаться вывезти их с территории страны, будет нелегким.

Так что лишь самые большие оптимисты могут воспринимать удачную инициативу России и начавшийся вокруг этого предложения переговорный процесс как гарантию того, что Вашингтон отменит военную операцию.

Уже сейчас ясно: удар по Сирии всего-навсего отложен. Если Москва сумеет убедить Дамаск «сдать» арсеналы химического оружия под международный контроль, то это не только отсрочит угрозу прямого военного вмешательства США на несколько месяцев, но и свяжет руководство САР обязательствами, нарушение которых облегчит в будущем международную интервенцию.

Надо понимать: сколь ни был бы жестким этот самый «особый режим», у антисирийской коалиции на Западе всегда останутся в запасе два очень серьезных аргумента. Первый звучит так: страна находится в состоянии гражданской войны, и обеспечить полный контроль над арсеналами невозможно. Второй аргумент уже заготовили в Тель-Авиве. Израиль объявил, что в последние две недели сирийская армия соорудила аж двадцать секретных хранилищ для своего химического оружия.

Представим себе, что для установления международного контроля над сирийскими арсеналами будет принята соответствующая резолюция Совета Безопасности ООН, которую поддержат и западные страны, и Москва, и Пекин. Так вот, дальнейший сценарий может выглядеть так: никто после этого не помешает Западу заявить о ее нарушениях Башаром Асадом. Нарушениях действительных или мнимых – не суть важно. Важно то, что в этом случае атака на Сирию будет уже не актом агрессии, а «выполнением резолюции ООН и воли международного сообщества». Тогда Москву и Пекин, в случае применения ими права вето на решение о военной операции опять же примутся клеймить как «пособников кровавого режима». Миротворцами их никто не назовет, будьте уверены. Собственно, уже сейчас нашу инициативу склоняют на все лады, уверяя, что Россия «состряпала» — именно так — план, который не должен вводить в заблуждение Вашингтон и его потенциальных союзников по военной операции.

Предлагаемый выход мог бы отвечать интересам Сирии, если бы не одно «но». Государственный секретарь США Джон Керри требует от Дамаска сдать международному сообществу все имеющееся у него химическое оружие до конца текущей недели. Сроки названы заведомо нереальные, согласитесь. Отказ от химического оружия и передача его под международный контроль требуют резолюции Совета Безопасности ООН. Разработка текста, согласование, внесение поправок, голосование займут немалое время, в течение которого сирийская оппозиция будет атаковать все ожесточеннее, а правительственные войска не смогут дать адекватного ответа из-за опасений вызвать раздражение «международной демократической общественности» и получить новые обвинения в военных преступлениях.

Есть и другие, уже ясно обозначившиеся трудности на пути реализации плана по химическому разоружению Дамаска.

Совершенно очевидно, что оно растянется на неопределенно длительный срок, и все это время у Башара Асада будут связаны руки, а оппозиция получит свободу маневра. В центре внимания будет находиться химическое оружие, а не поставки мятежникам обычных вооружений с Запада, поток которых станет нарастать.

Если уж копнуть глубже, то становится понятно: главная задача США – свержение Башара Асада и разрушение оси «Дамаск-Тегеран». Вопрос химических арсеналов Сирии – это больше забота Израиля, арсеналы эти и создавались, собственно, как стратегический сдерживающий фактор Тель-Авива с его ядерным оружием. Поэтому Вашингтон постарается в полной мере использовать процесс разоружения Сирии в собственных интересах, то есть для отстранения Башара Асада. Есть мнение, что идея о передаче химических арсеналов под международный контроль дает Вашингтону даже больше возможностей для свержения власти в Дамаске, чем ограниченный удар. Более того, возможности эти будут расти на каждом этапе «химического разоружения» Сирии.

Сегодня арсенал Дамаска оценивается в одну тысячу тонн отравляющих, готовых к применению веществ: иприта, зарина и нервно-паралитического газа. До 2011 года оно было сосредоточено на пяти основных базах, местонахождение которых не составляло секрета ни для США, ни для Израиля. Но в 2012 году, в связи с ухудшением военно-политической обстановки, запасы стали рассредоточивать, поскольку не было гарантий, что их не захватят мятежники. Следовательно, для полноценного «химического разоружения» требуется, прежде всего, собрать их вместе для учета и инвентаризации международными инспекторами. Сделать это предстоит в условиях продолжающейся гражданской войны, что является крайне трудновыполнимой – если вообще выполнимой — задачей.

Поскольку Россия зарекомендовала себя как союзник Башара Асада, Запад будет настаивать на том, чтобы для обеспечения безопасности транспортировки химического оружия и работы международных инспекторов были задействованы «многонациональные силы ООН». Составленные из числа военнослужащих Лиги арабских государств, отношение которой к Дамаску прекрасно известно и дружественным никак не назовешь.

Кстати, по расчетам Пентагона, сделанным для конгресса США в прошлом году, для обеспечения контроля над сирийскими химическими арсеналами в условиях продолжения конфликта необходимо сто пятьдесят тысяч военнослужащих.

Где их взять?

Появившаяся уже после обнародования российской инициативы статья в британской «Таймс» отчетливо свидетельствует о настроениях, господствующих среди политиков Вашингтона, Лондона и Парижа. Заголовок «Запад не должен попадаться на удочку этого безумного плана» красноречив сам по себе. Мысль о том, что Москва «сговорилась» с Дамаском, не нова, однако не сегодня – завтра ее примутся тиражировать с высоких трибун в США и европейских столицах. Главной задачей Запада теперь будет убедить сограждан в том, что само по себе химическое оружие никакой опасности не представляет, опасен Башар Асад, который с легкостью необычайной отдает приказы его применять. Ну, хорошо, снисходит автор материала в лондонской газете, пусть Башар Асад начнет реализовывать план по ликвидации химического оружия – но исключительно в сроки, которые ему определят на Западе. «А если будет намек на систематический обман, обстрелять его штабы», — резюмирует «Таймс». И категорически не рекомендует обращаться с Башаром Асадом как с партнером. То есть, фактически полностью дезавуирует инициативу Москвы по мирному урегулированию сирийского конфликта. Звучат уже и другие обвинения в адрес Башара Асада. Президента Сирии американские эксперты априори подозревают в желании «припрятать» побольше единиц химического оружия — как противовес ядерному арсеналу Израиля.

Москва сделала лишь первый шаг, который может предотвратить американский удар по Сирии. Надо полагать, что у нашего внешнеполитического ведомства есть четкое понимание того, что следует сделать дальше. Совершенно очевидно, что порожденные инициативой Москвы сегодняшние дипломатические маневры США и их союзников вовсе не нацелены на мирное урегулирование конфликта.

Вопрос о том, как свергнуть Башара Асада, не обсуждается, потому что решение принято. Обсуждается вопрос, как свергнуть его таким образом, чтобы это выглядело абсолютно легитимно с точки зрения международного права…

Никто и не утверждал, что реализация предложенного Москвой и одобренного Дамаском плана будет легкой, быстрой и не затратной. Но выбор выглядит следующим образом: война на Ближнем Востоке по планам Вашингтона или реальный, трудный путь к установлению мира в этом регионе. Судя по первой реакции Запада, там пока уверены: стрелять легче и проще, чем договариваться и разоружаться.

Игорь Панкратенко — советник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив, шеф-редактор журнала «Современный Иран»

Возврат к списку