Вероника Крашенинникова: Закон должен ограничить иностранное политическое влияние в России. ИА REGNUM, 3 февраля 2012

Идея принятия в России эквивалента американского закона о регистрации иностранных агентов в США молниеносно обрела массу сторонников — настолько назрела потребность в подобных мерах. Очевидно, что российское законодательство в сфере ограничения иностранного влияния должно отвечать текущей российской проблематике, которая существенно отличается от американской: в США другие государства не предпринимают попыток делегитимизировать результаты выборов, сместить лидера и сменить общественно-политический строй, используя для этого предварительно отстроенную обширную подрывную инфраструктуру и сети.

Проблема состоит в том, что массированное западное финансирование исказило структуру нашего гражданского общества, наделив маргинальные круги непропорционально большим весом. Противные национальной культуре и интересам идеи можно насаждать только посредством денег, т.е. покупки лояльности, и поэтому на Россию за время ее существования были слиты многомиллиардные потоки: одно лишь Агентство США по международному развитию распределило в России 2,6 миллиардов долларов за последние 15 лет. Вкупе с высокотехнологичной подготовкой западные усилия существенно изменили расклад сил в российском обществе.

Для того чтобы выровнять условия для политической конкуренции в России, помимо закона о регистрации иностранных агентов, о котором было написано ранее, необходимо принять поправки в российские 1) законы о выборах и 2) в закон об НПО. Этот комплекс мер, ограничивающий иностранное влияние в России, также может быть выделен в отдельный Закон об ограничении иностранного влияния. Принятие таких мер тем более важно и срочно, что в спешном порядке были выдвинуты законопроекты по либерализации политической системы, включающие возвращение к прямым выборам губернаторов — что в Вашингтоне однозначно видят как заново открывшиеся возможности для наращивания влияния и опосредованного присутствия.

Обратимся вновь к практике мирового «светоча демократии» США по ограничению иностранного влияния — на этот раз в отношении выборов. Запрет на политические пожертвования и расходы в США был впервые введён в 1966 году в качестве поправки к Закону о регистрации иностранных агентов — в интересах обеспечения «внутренней безопасности» государства, как поясняет брошюра «Об иностранных подданных» на сайте Федеральной избирательной комиссии (Federal Election Commission, FEC). Целью этой поправки было «ограничить иностранное вмешательство в американские выборы».

В 1974 г. этот запрет был включён в Закон о федеральной избирательной кампании (The Federal Election Campaign Act). Этот закон запрещает всем «иностранным подданным» напрямую или косвенно жертвовать, дарить и расходовать средства в связи (in connection with) с любыми выборами на федеральном уровне, уровне штата и местными выборами в США. Закон также запрещает содействовать иностранным гражданам в нарушении этого запрета, в частности просить, получать и принимать взносы и пожертвования; наказание за нарушение закона — штраф и/или тюремное заключение (Кодекс США: 2 U.S.C. 441e, 36 U.S.C. 5510). Определение «иностранный подданный» включает иностранные правительства, политические партии, корпорации, ассоциации, партнёрства, иностранных граждан и не имеющих американской «зелёной карты» иммигрантов. «Существенное содействие» определяется как активное участие в ходатайстве, передаче, получении и принятии взносов и пожертвований иностранных подданных с намерением способствовать успешному завершению транзакции.

Если бы подобные расширительные формулировки существовали в российских законах о выборах депутатов и президента, текущая деятельность Ассоциации «Голос», созданной и существующей на средства Агентства США по международному развитию (USAID), Национального фонда в поддержку демократии (NED) и частных западных фондов (т.е. американского правительства, ассоциаций и партнёрств, а также аналогичных европейских структур) и ведущей агитационную деятельность в предвыборные периоды — была бы незаконной. Существенных дополнений требует и российский закон об НПО — принятые в 2006 г. поправки не создали достаточных ограничений иностранному вмешательству во внутренние российские дела; их бюджеты в связи с законом не уменьшились, зато активизировались усилия по привлечению финансирования внутри России. Агентство США по международному развитию по-прежнему выделяет на Россию 60-70 миллионов долларов в год. Управляют западными агентствами и «некоммерческими организациями» по-прежнему кадры с опытом отнюдь не благотворительной работы: директор представительства USAID в Москве Чарльз Норт (Charles North), согласно официальной биографии — выпускник Национального военного университета (National War College) со степенью магистра по стратегии национальной безопасности. Системность и технологичность деятельности западных структур в России делает их усилия весьма эффективными. Они финансируют гражданское сообщество «ковровым» методом: средства идут не только на политические проекты, но и на любые темы и группы общества, какие только можно себе представить — от перинатальных центров до борьбы с пожарами через микро-финансирование, женские организации и других «защитников леса» в ассортименте. И когда наступил момент вывести людей на улицы «за честные выборы», это не выглядело политическим проектом — обычные люди самых разных интересов вышли выразить гражданскую позицию.

Для ограничения иностранного влияния посредством НПО необходимо запретить действующим на территории России НПО получать финансирование из государственного бюджета США, бюджетов государств-членов НАТО и их союзников (как, напр., Грузия). В частности, запретить получение средств:

1. От организаций, финансируемых напрямую из бюджета этих государств: Агентства США по международному развитию (USAID), Национального фонда в поддержку демократии (National Endowment for Democracy) со всеми его институтами, Совета управляющих по вещанию (Broadcasting Board of Governors — «Голос Америки» и другие радио), Британского совета, Вестминстерского фонда в поддержку демократии, иностранных посольств в России и т.д. Составить список и регулярно обновлять.

2. От западных НПО, получающих финансирование от вышеуказанных бюджетных структур — чтобы обрезать финансирование, передаваемое по цепочке, включая через подставные организации. Составить список и регулярно обновлять.

3. От ЧАСТНЫХ западных фондов и эндаументов, известных финансированием политических и общественно-политических проектов: Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд Сороса, Карнеги Эндаумент и т.д. Составить список и регулярно обновлять.

4. От западных компаний на финансирование общественно-политических проектов (так, Cisco со-финансирует с USAID создание «Институтов предпринимательства» — исключительно на Северном Кавказе(!) и «Сетевых академий Cisco на службе обществу», готовящих специалистов для «оказания волонтёрской помощи в информатизации социальных структур и организаций на безвозмездной основе»).

5. Также запретить оказание западными организациями консалтинговых услуг на безвозмездной основе (политические тренинги, предвыборные технологии и т.д.).

Необходимо также запретить присутствие членов разведсообществ иностранных государств в попечительских и наблюдательных советах западных и российских НПО.

В последние годы Вашингтон, понимая свою уязвимость, предпринимал активные шаги по организации финансирования своих организаций и программ из российских источников. Это им в определенной степени удалось. Следовательно, требуется ввести строгую отчётность финансирования российскими компаниями и индивидуальными донорами прозападных политических проектов.

Говоря о невозможности в России «оранжевой» революции, спикер Думы Сергей Нарышкин ссылался на историю России, которая «доказывает, что при любом внешнем воздействии общество консолидируется и даёт отпор. Так было и в годы Великой Отечественной войны, и во время Отечественной войны 1812 года, и 400 лет назад во время изгнания из Москвы интервентов». Да, Гитлеру, Наполеону и зарвавшимся полякам мы дадим отпор, — Россия непобедима в открытой войне. Но самые крупные потери со времен существования русской государственности — это потери в 1991 году трети территории и половины населения, закреплённые «цветными» революциями, — мы потерпели не от танков и самолетов противника, а от «мирных» подрывных технологий, реализованных совместными усилиями вашингтонских кураторов и их подопечных на местах. В Вашингтоне это называется «победа без войны». Именно подобные стратегии и усилия представляют и сегодня наиболее острую прямую и непосредственную угрозу для России.

Комплекс мер по ограничению иностранного влияния позволит выровнять условия для честной, справедливой политической конкуренции в России и укрепит суверенитет и независимость России. В противном случае нас ждёт очередной раунд расчленения, который мы, как историческая общность и самостоятельная цивилизация, уже не переживем.

Вероника Крашенинникова — генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН, Москва)

Опубликовано 14:38 03.02.2012
Документ: http://www.regnum.ru/news/1495364.html

Возврат к списку