Пятёрка из Кембриджа. Их работа – самая яркая страница в истории советских спецслужб

Вероника Крашенинникова, Литературная газета, 15 апреля 2020 года
https://lgz.ru/article/-15-6733-15-04-2020/pyatyerka-iz-kembridzha/


Когда руководитель советской нелегальной разведки в Лондоне Арнольд Дейч предложил в 1934-м недавнему выпускнику Кембриджского университета Киму Филби работать вместе, тот согласился сразу. Как слегка иронично говорил позднее, колебания неуместны, когда вам предлагают присоединиться к элитной организации.

Будь то Коминтерн или советская разведка, это было тогда самое остриё прогрессивных сил мира. Успехи Советской России впечатляли и вдохновляли рабочих и интеллигенцию всюду. Запад пребывал в параличе Великой депрессии, а экономика и промышленность СССР росли стремительно – и не во имя прибылей кучки избранных аристократов или богачей, а для всего народа. Успехи строительства нового общественного строя как альтернативы капитализму открывали новую эпоху в истории.

Поэтому не удивительно, что даже кузница британской элиты Кембриджский университет в конце 1920-х – начале 1930-х был наэлектризован идеями социализма. Его студенты – сыновья политиков, министров, адмиралов Королевского флота – выходили на демонстрации за права рабочих, вступали в компартию, спорили о работах Маркса и Ленина. Сродни декабристам в России веком ранее, многие выходцы из состоятельных аристократических семей не считали справедливым мир, где большинство нищенствует. Они были готовы посвятить жизнь борьбе за светлое будущее человечества.

Можно сказать, идеалисты. Да, идеалисты, но из числа тех, кто готов реальными действиями, рискуя жизнью, приближать мир к более высоким и гуманным идеалам.

Среди «идеалистов» было по меньшей мере пятеро, которых можно выделить особо на основе информации, имеющейся сегодня в нашем распоряжении. Имя Ким Филби – главное в ряду «кембриджской пятёрки», пожалуй, самой эффективной и результативной разведгруппы в истории ХХ века. В сеть, созданную сотрудниками советской резидентуры в Лондоне в 1934–1937 годах, вошли также Дональд Маклин, Гай Бёрджесс, Энтони Блант и Джон Кернкросс. До начала 1960-х годов они оказывали СССР колоссальное содействие в противостоянии с противниками.

Решение блистательных выпускников Кембриджа стало осознанным в момент, когда Европу опутывал фашизм с его человеконенавистничеством. Во время поездок в Германию и Австрию они своими глазами видели становление радикаль­ного режима. Знали и то, что британское правительство не только не понимает всю степень угрозы, но подчас даже заигрывает с нацистской Германией и фашистской Италией. К тому же и в самой Англии был ощутим подъём фашизма, влиянию которого подверглась часть британского правящего класса. Все пятеро сделали однозначный вывод: остановить фашизм способен только Советский Союз – ему и нужно помогать.

Советские резиденты изначально нацеливали молодых людей на внедрение в наиболее важные по ценности искомой информации объекты – МИД Великобритании, её Секретную разведывательную службу – СИС, она же MИ-6, контрразведку МИ-5.

Первым делом Филби, Маклину, Бёрджессу, а позднее Бланту с Кернкроссом было приказано, если использовать спецтермин, «сменить личину». Требовалось расстаться с компартией и создать впечатление, что предыдущее увлечение социализмом и марксизмом было лишь заблуждением, «ошибкой молодости».

Это стоило немалых усилий. Позднее Ким Филби рассказывал: в своей жизни он больше всего сожалел, что многие товарищи по партии восприняли его действия как предательство. Но по-другому прореагировать они не могли, а сам Филби был не вправе объяснить им суть дела.

В разные периоды оперативной деятельности «кембриджской пятёрки» кто-то из них особо отличался в разведывательном поиске, но все вместе действовали так, чтобы в любых обстоятельствах продвигать, прикрывать, спасать друг друга. Например, Гай Бёрджесс, первым проникнув в СИС (MИ-6), вскоре «нанял» на службу Кима Филби. В 1951-м сам Ким, уже работая в Вашингтоне, успел предупредить Дональда Маклина об опасности разоблачения, и тот был эксфильтрован – вывезен в Советский Союз. А Энтони Блант после неожиданного отъезда в СССР Гая Бёрджесса бросился в его квартиру сжигать компрометирующие Гая материалы.

У каждого из пятёрки антифашистов был свой путь в интересующие советскую разведку ведомства.

Ким Филби, став агентом, пошёл сначала в журналистику и в 1936-м отправился на войну в Испанию – на первый жестокий фронт сражения с фашизмом в Европе. Вскоре он стал военным корреспондентом влиятельной газеты «Таймс». Позднее Ким говорил, что никогда не нарушал клятвы: один раз присягнув советской разведке, выполнял все её поручения, включая службу в МИ-6. Уровень его искусства разведчика ярко показывает то, что в 1944 году Филби возглавил важнейший отдел СИС – «по борьбе против СССР и международного коммунистического движения». Вдумаемся: советский разведчик был назначен главой контрразведки против Советского Союза – фантастический пост! Он позволял, по сути, нейтрализовать британскую разведдеятельность против СССР.

Колоритный богемный «тусовщик» (как сказали бы сейчас) Гай Бёрджесс на самом деле был глубоким интеллектуалом и, например, в спорах о марксизме и политике всегда удивлял – столь всесторонними и обширными были его знания. При этом сын вице-адмирала Королевского военно-морского флота, по словам друзей, был «очень авантюрный малый, умеющий проникнуть повсюду». В конце 1935-го Бёрджесс поступает в Британскую радиовещательную корпорацию (Би-би-си), к которой тогда особо прислушивались. В октябре 1938-го, сразу после подписания Мюнхенских соглашений, 27-летний Бёрджесс столь аргументированно убеждает У. Черчилля «употребить всё своё красноречие для разрешения создавшегося кризиса», что впечатлённый Черчилль дарит ему свою книгу с автографом. И восклицает: «Почему среди молодых английских политиков так мало людей, похожих на Гая Бёрджесса, на суждения которых можно положиться!»

Дональд Маклин, сын видного политического деятеля сэра Дональда Маклина – старшего, после Кембриджского университета был взят в британский МИД. И уже с начала 1936-го от него пошёл поток секретной и важной информации. Согласно архивным сведениям НКВД, со дня прихода Маклина на службу в МИД по июнь 1940-го, когда он покинул посольство Великобритании в Париже, сведения и документы, полученные от него, занимают 45 коробок. В каждой – 300 страниц документации, в итоге почти 14 тысяч листов важной и сверхважной информации! За годы Отечественной войны Центр получил от него ещё 4593 ценнейших документа.

Энтони Блант, рафинированный аристократ, дальний родственник короля Георга VI, троюродный дядя нынешней королевы Великобритании Елизаветы II, преподавал историю искусств в престижном Тринити-колледже. В 1935-м он побывал в СССР и был поражён: там, едва преодолев разруху, образцово поставили музейное дело и сделали великолепные коллекции доступными для народа. С началом Второй мировой войны его взяли в военную полицию, где он вскоре получил предложение перейти в МИ-5. Поразительно, но в январе 1940-го, служа в составе Британского экспедиционного корпуса под Парижем, Блант ухитряется закончить работу над книгой «Теории искусства в Италии. 1450–1600»! Для Бланта была очевидна параллель между гуманизмом Возрождения и советским проектом социальной справедливости. Третий рейх представлялся ему чудовищной калькой средневековой инквизиции, насилия и мистицизма.

Сын лавочника из Шотландии Джон Кернкросс в Кембридже изучал и очень любил Мольера – такой псевдоним и получил потом от советской разведки. Человек высочайшего интеллекта и гигантской трудоспособности, он успел поработать в Форин-офисе, министерстве финансов, даже на должности личного помощника лорда Мориса Хэнки, правой руки У. Черчилля. Джон проник в святая святых английских спецслужб – центр шифрования в Блетчли-парке, где велась дешифровка особо важных секретных сообщений Германии и её союзников.

Всем членам «кембриджской пятёрки» Центр через кураторов предлагал оплату их работы и позднее персональные пенсии. Не сговариваясь каждый из них отказывался от любого вознаграждения.

Они работали на великую идею справедливости, которую тогда предложил миру советский социализм. Такое горение, такое служение сделало их героями и легендами для многих поколений людей у нас и не только у нас. Более подробно о судьбах каждого из «пятёрки» – в последующих очерках цикла.

 

Возврат к списку