Олег Берсенев: «Жаждущий лев» для Сирии. Информационно-аналитическое издание «Столетие», 8 июля 2013

В Иордании прошли крупномасштабные учения «Игер лайон-2013» - «Жаждущий лев». В них приняли участие 4500 военнослужащих из США, а также 500 военных из Великобритании, Франции, Катара, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна.

Боевой состав американского контингента на учениях включал в себя до 10 истребителей Ф-16 и порядка 5 комплексов ПВО «Пэтриот». Принимающая сторона – вооруженные силы Иорданского Хашимитского Королевства – выставила 3000 солдат и офицеров. На открытии учений присутствовали представители военных атташатов союзных Иордании европейских и ближневосточных государств.

По словам руководителей маневров, цель подобных тренировок - отработка действий по защите территории Иордании от возможных кризисов внутреннего и внешнего характера. Как заявил журналистам командующий объединенной оперативно-тактической группой от сухопутных войск страны, генерал-майор Авни аль-Адван, «учения не имеют ничего общего с ситуацией в Сирии». И заверил, что целью тренировок «является отработка действий по решению задач национальной безопасности наших стран – таких, как борьба с повстанческим движением, непосредственная авиационная поддержка, отработка межвидового взаимодействия войск». Начальник отдела Центрального командования США по вопросам подготовки и проведения учений Пентагона, генерал-майор Роберт Каталанотти также объявил, что учения призваны «нарастить возможности двух стран по совместному реагированию на любые возникающие угрозы».

Однако ясно: отрабатывалась полномасштабная общевойсковая операция, сценарий которой в целом соответствует текущей военно-политической обстановке в Сирии.

Как правило, «Игер лайон» - ежегодные антитеррористические учения крайне ограниченного масштаба. В этом году для «Жаждущего льва» был разработан наступательный сценарий.

Учения начались с авиаударов по целям условного противника в пустыне и городской местности. Затем - наступление наземной группировки, включавшей в себя танки, боевые машины пехоты и бронетранспортеры. Танкисты отрабатывали маневрирование в пустынной местности и поражение мишеней. Морская составляющая предусматривала действия по захвату и удержанию плацдарма на необорудованном побережье. Официоз Пентагона, газета «Старс энд страйпс» сообщала, что для учений на территорию Иордании с базы Джуффайр в Бахрейне была переброшена экспедиционная ударная группа ВМФ США в составе 3-х десантных кораблей. Наземный компонент включал в себя 26-й экспедиционный отряд корпуса морской пехоты США в полном составе, а также 1-й разведывательный батальон морпехов, участвовавший в операции «Рассвет Одиссея» в Ливии с марта 2011 года. Они захватывали побережье, патрулировали окрестности и «зачищали» тренировочный лагерь. Огневую поддержку при подавлении целей на берегу оказывали самолеты авианосца, участие которого в учениях никак не фигурирует в средствах массовой информации – предположительно, это был «Нимиц» из состава 5-го флота США.

«Жаждущий лев» включал и совместные действия подразделений вооруженных сил Иордании и морской пехоты США с сотрудниками представительства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Общества Красного Полумесяца в Иордании, а также иорданской полиции. Цель - реагирование на гуманитарный кризис, который может возникнуть в регионе в связи с наплывом беженцев из Сирии. А вот на заключительном этапе отрабатывались действия иорданского спецназа по перехвату и досмотру в открытом море пассажирского и грузового судов, а также скрытая высадка на незнакомый берег и диверсионные действия с захватом и конвоированием важного лица, так называемый «ВИП-эскорт». Интересный сценарий, верно?

Военно-политическую ситуацию вокруг Сирии осложняет и присутствие американского контингента, оставшегося на территории Иордании после учений.

Его точный боевой состав в открытых источниках не приводится, однако известно, что численность группировки составляет около 700 военнослужащих. Среди них - штабные офицеры из бронетанковой дивизии, тыловые подразделения, специалисты по связи и офицеры Разведывательного управления министерства обороны. Они, по словам источников компании Си-Эн-Эн, будут «оказывать содействие Иордании в случае поступления приказа президента США на применение вооруженных сил». Можно предполагать, что в группе есть обслуживающий персонал комплексов «Пэтриот», истребителей Ф-16 и подразделения связи. Не исключена возможность скрытого размещения в Иордании - предположительно, на авиабазах Марка-Амман, Азрак, Аз-Зарка, в непосредственной близости от сирийско-иорданской границы - участвовавших в учениях или дополнительно переброшенных подразделений американского спецназа.

Все это говорит об одном: вероятность иностранного военного вмешательства в Сирию союзников США при неафишируемой поддержке Вашингтона растет. Косвенное свидетельство тому - выросшая интенсивность контактов на высшем уровне между Иорданией, США, Евросоюзом и Катаром. Вовлечение Иордании в активные действия против Сирии должно восстановить имидж королевства в глазах вашингтонских элит, еще помнящих сдержанную позицию короля Хусейна бин Таляля в отношении вторжения американцев в Ирак в 1991 году. Ну а сегодня его сын, король Абдалла II, выросший в Дирфилде, штат Миннесота, руководит наиболее светским и наиболее проамериканским ближневосточным государством.

Сближению позиций США и Иордании по сирийскому вопросу также способствуют и тесные связи двух стран на уровне их лидеров.

Так, сын короля и наследник престола принц Хусейн бин Абдалла, лично знакомый с семьей Барака Обамы – студент первого курса Джорджтаунского университета. Другим ближневосточным союзником США, который может принять участие в военном вторжении в Сирию, может стать эмират Катар.

«Жаждущий лев» и размещение американских военнослужащих в Иордании резко подняли уровень военной угрозы в отношении Сирии. Вашингтон, равно как и его союзники, сегодня преследует несколько целей. Во-первых, создать условия для диалога с позиции силы на предстоящих переговорах по сирийскому урегулированию в Женеве. Во-вторых, США крепят ряды ближневосточных союзников, давая им понять: в случае начала вооруженного конфликта Иордания, Катар и Саудовская Аравия не останутся без американской военной и технической помощи.

А вот вероятность прямого военного вторжения самих США в Сирию крайне низка. Администрация Барака Обамы сейчас придерживается стратегии «руководства из второго ряда».

Такая стратегия отвечает требованием военной элиты страны, отраженной, в частности, в одном из «сирийских докладов» Центра по новым подходам к безопасности Америки. Подход этот означает оказание технической, логистической и разведывательной поддержки европейским и ближневосточным союзникам Вашингтона: именно они находятся в «первом ряду» возможного вмешательства в сирийские дела.

С другой стороны, Бараку Обаме для решения внутриполитических вопросов – скажем, миграционной амнистии и реформы здравоохранения - необходимо заручиться содействием республиканских элит. Те, в свою очередь, требуют более активных мер в отношении Сирии и «диктаторского режима Асада». Скажем, сенатор Джон Маккейн, близкий друг короля Абдаллы, регулярно выражает поддержку сирийским «повстанцам». Критика «сдержанности» США в сирийской войне раздается и от ближайших союзников Вашингтона. Британская «Телеграф» высказалась о политике Барака Обамы так: «Сидя во втором ряду, вы плохо видите сцену». Журналист критикует позицию нынешней администрации США, уверяя, что нерешительность в отношении Сирии «дает повод Ирану и России подталкивать Америку к увязанию в этой войне по самую шею».

Размещение в Иордании истребительной авиагруппы и комплексов «Пэтриот» – попытка достичь компромисса с республиканцами. Но этого мало, дальше может последовать установление бесполетной зоны над Сирией по ливийскому сценарию: технически, с постановкой на боевое дежурство немецких и голландских «Пэтриотов» в Турции и американских в Иордании, появилась возможность перекрыть большую часть воздушного пространства Сирийской Арабской Республики. А вот военное вторжение способны осуществить вооруженные силы региональных игроков – Иордании, Саудовской Аравии и Катара.

Вероятность военного вмешательства повышают неожиданно высокая устойчивость политической системы Сирии, военнослужащих сил и сотрудников правоохранительных органов.

Костяк офицерского корпуса сирийской армии сохранился - несмотря на дезертирство 71 офицера, в том числе 15 генералов, в Турцию 15 июня.

Добавьте к этому недавние успехи сирийской армии, взявшей под контроль стратегически важный населенный пункт Кусейр на сирийско-израильской границе, что серьезно осложнило положение группировок сирийской оппозиции.

Олег Берсенев – эксперт Института внешнеполитических исследований и инициатив

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/zhazhdushhij_lev_dla_sirii_767.htm

Возврат к списку