Вероника Крашенинникова: «Новые партии — новые решения», «Российская газета», 21 ноября 2013

Как расширить политический спектр

В последние годы в России, как и во многих странах мира, происходит расширение политического спектра. Запрос на новых участников политического процесса связан как с мировым экономическим кризисом, который создает спрос на более эффективные решения, так и с демографическими сдвигами в пользу старшего возрастного поколения, контролирующего значительные экономические блага и, соответственно, с ростом обеспокоенности молодежи за свое будущее. Возникает спрос на изменение ситуации политическими способами.

Запрос на новые партии растет даже в США, где двухпартийная система царит почти два века: Демократическая партия в своем современном виде была основана в 1828 году, Республиканская — в 1854. Социологические исследования показывают, что значительная часть избирателей в США не относит себя к числу убежденных сторонников демократов или республиканцев. По данным опроса Gallup, проведенного 7—10 ноября текущего года, 46% респондентов не испытывают симпатии ни к одной из партий. К тому же число «беспартийных» американцев растет: год назад независимыми от партийных пристрастий назвали себя лишь 33% респондентов. Для таких американцев каждые выборы становятся, по сути, выбором из двух зол: где написано, что выбор граждан должен быть настолько ограниченным? Конечно, не в Конституции и законах США, считают они.

За появление «третьей силы» на политической сцене США выступают 60% американцев, согласно опросу компании Gallup, данные которого были опубликованы 11 октября. Этот скачок, по всей вероятности, был спровоцирован сентябрьским параличом государственной системы США, когда ультраправые республиканцы блокировали принятие бюджета. В глазах миллионов американцев виной тому — перманентный армрестлинг, в котором упражняются демократы и республиканцы. А фундаментальная проблема в том, что двухпартийная система в США фактически лишает миллионы американцев гражданского выбора: в сравнении с политическими спектрами других государств выбор в Америке чрезвычайно узок.

Малые партии в США, конечно, существуют: Партия зеленых, Либертарианская партия, Конституционная партия и так далее, но известны они только в узких кругах. Сколько-нибудь серьезных успехов в политической борьбе они добивались редко, о какой-то конкуренции с двумя лидерами партийного поля речи не идет. Американская политическая система — и важнейшая роль финансирования предвыборных кампаний — выстроена так, что выше местечкового уровня малым партиям не пробиться.

В ФРГ также наблюдается тенденция к большей фрагментации политического поля. С момента объединения Германии в 1990 году на выборах в Бундестаг за голоса избирателей боролись от пяти до шести партий, среди которых: Христианско-демократический союз (CDU), Христианско-социальный союз (CSU), Свободная демократическая партия Германии (FDP), «Зеленые» (GRUNEN) и Социал-демократическая партия Германии (SPD), представители которой позже участвовали в выборах в составе партии «Левые» (Die Linke).

В сентябре 2013 года в выборах впервые приняла участие Пиратская партия Германии (PIRATEN), до того успешно участвовавшая в выборах в парламенты нескольких немецких земель. Ее ключевыми темами, позволившими прилечь внимание молодых немцев, стали отстаивание свободы распространения информации в Интернете и смягчение законов об авторском праве. Однако, вопреки прогнозам аналитиков, в национальный парламент «пираты» не прошли, не преодолев 5-процентный барьер, получив лишь 2,2% голосов избирателей.

Неудача на выборах в Бундестаг Пиратской партии Германии показывает, что прагматичные немцы предпочитают голосовать за партии, доказавшие свою дееспособность продолжительной работой в парламенте. Кроме того, основная особенность — и фундаментальная проблема — малых партий состоит в том, что они отвечают на запросы узкого круга избирателей: зеленые партии рассчитывают на граждан, ориентированных на экологию, германские «пираты», как и партия «Викиликс» в Австралии — на молодежь, выступающую за свободу в Интернете. А специфические решения, предлагаемые американскими либертарианцами и ультраконсерваторами, рассчитаны на крайний правый фланг политического спектра — в таком государстве подавляющее большинство американцев жить не хотят.

Выборы сентября 2013 года в ФРГ показали, что эффективным инструментом для оценки реального уровня поддержки партии гражданами, определяющим возможность ее допуска к парламентской деятельности, является сбалансированный избирательный барьер — в Германии он зафиксирован на уровне 5%, т.е. на том же уровне, как и на федеральных выборах в России начиная с 2016 года.

Ядро политической системы, сформированное в России и ФРГ — не говоря уже о США, — достаточно устойчиво. Малые партии должны будут предложить оригинальную, значимо отличающуюся от существующих предложений, и позитивную повестку, которая наряду с критикой существующей политики будет содержать эффективные решения проблем и позволит им осуществить переход с местного на национальный уровень.

Возврат к списку