Вероника Крашенинникова: «Для экспертов, как для докторов, главное – «не навреди». Информационно-аналитическая газета «Крымское Эхо», 26 ноября 2012

Борис ВАСИЛЬЕВ

В Симферополе по приглашению ММК «Формат-А3» побывала известный российский политолог, директор Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова. На нашем сайте мы ее представили, и нет необходимости повторяться. Но я, из всех крымских журналистов, с кем ей в дни пребывания в Крыму довелось встречаться, был первым, поскольку буквально с трапа воздушного корабля Вероника Юрьевна приступила к своей миссии, и этой «миссией» оказался я. Час разговора с этой очаровательной женщиной совсем не на простые и даже не на житейские темы изменил мое представление о гендерности в политике.

Я и сейчас остаюсь убежденным скептиком, когда наблюдаю женщин в украинской политике. Воздержусь назвать тех, кто у меня вызвал этот стойкий скептицизм. Но при всем при этом, я смотрел на женское присутствие в российском политикуме и понимал, насколько в этой сфере происходит жесткий отбор, остаются самые-самые. Случайные мелькнут, и не вспомнишь. Остаются неслучайные и с перспективой.

На мой взгляд, Вероника Крашенинникова — та самая, неслучайная, профессионал в своем деле, увлеченная до «так нельзя же», и… Вот с этим «и» я впервые столкнулся за многие годы контактов с политиками и общественными деятелями самого разного уровня. «На ваш вопрос я ответа не знаю» — это прозвучало не единожды в нашем разговоре, но это лишь подтверждало глубину ответственности за те оценки процессов, которые происходят и в мире, и в самой России, которые я просил дать у моей собеседницы. Взвешенность и уверенность у нее порой соседствовали с внутренними вопросами самой себе: ну почему так, когда так не надо делать?!

А вот какой разговор у нас состоялся с Вероникой Крашенинниковой.

— В чем состоит особенность возглавляемого вами института и какое влияние его работа оказывает на формирование российской внешней политики?

— Наш институт начал работать всего год назад, мы еще находимся в стадии развития, набирания оборотов, но поскольку в нашем коллективе собрались очень квалифицированные специалисты с огромным багажом знаний и способностью вести глубокий анализ, это дает очень хорошую базу.

Я долгое время проработала в США и наслушалась там вашингтонских аргументов. Когда в России от собственных соотечественников – экспертов к тому же – слышу то же самое, что и в Вашингтоне, приходит понимание всей глубины проблемы. Есть, конечно же, исключения. Но за последние два десятка лет в большой степени было утрачено критическое восприятие, утвердились откровенно прозападные центры, которые позиционируют себя как пророссийские.

И теперь приходится доказывать, что дважды два – это четыре, что миссия Соединенных Штатов состоит в глобальном доминировании любыми средствами. И знаете, для многих простых людей – имею ввиду не-экспертов – это очевидно, а вот с экспертами приходится спорить.

Мы ведем глубокий анализ текущих процессов и событий и распространяем эту информацию возможно шире, не ограничиваясь экспертным сообществом. Потому что общий, общественный уровень понимания ситуации тоже очень важен, чтобы люди не повелись на ложную информацию, как это было во времена Ельцина. Большинство за Ельцина не проголосовало бы, если бы знало, что он готовит «шоковую терапию». А это было предсказуемо еще в 1990-1991 годы. Так что занимаемся просветительством.

Наш Институт практикует очень строгий научный подход: мы не занимаемся «размышлениями», а собираем факты и ведем их глубокий анализ. Мы работаем по достаточно широкому кругу вопросов, связанных с внешней политикой и западными проектами, но не по всем – на все сил не хватает.

Если получаю вопрос вне нашей тематики, то не берусь за него – не стану спекулировать, могу говорить только с фактами в руках. При этом не цитирую ни одного факта, не имеющего документального подтверждения. Так вот практикуем жесткую научную дисциплину. То же самое при анализе: слушаем, что говорят факты и исторический опыт, а не западная пропаганда или то, во что хотелось бы верить. Про то, чтобы клепать анализ под заказчика, даже и не говорю.

— Какое место в этом обществе вы отводите политическому руководству России, которое принимает те или иные решения, но которые в последнее время вызывают неоднозначное восприятие как в самой России, так и в мировых кругах. Например, ситуация в Ливии, которая во многом зависела от позиции России при обсуждении этого вопроса в ООН.

— Понимаю, о чем вы говорите, и разделяю вашу тревогу. На самом деле, в случае с Ливией Россия совершила крупную ошибку, и те, кто принимал это решение, несут ответственность за участь, постигшую народ этой страны – страны вполне благополучной, с социально ориентированным строем, работавшим в интересах подавляющего большинства населения. Требовавшиеся изменения они могли бы реализовать и сами, без крови. Но в любой стране всегда есть маргинальные силы, недовольные властью – достаточно пообещать им поддержку извне, поставить вооружения, провести пропагандистскую кампанию в мире – и кровавый конфликт готов. 

Мы опубликовали несколько материалов на ливийскую тему, в которых показали, как готовилась военная операция против Ливии. Начиналось именно с подготовки военной операции – под видом учений французских и британских военно-воздушных сил. И начиналось все это еще в ноябре 2010 года. Информация об учениях находилась на сайте оперативного командования ВВС Франции, операция называлась «Южный мистраль». Легенда учений состояла в том, что французская авиация при поддержке британских ВВС наносит дальний удар указанными средствами по некоему «южному диктатору» в «южной стране» и указаны даты этих учений – с 21 по 23 марта.

Бомбардировки Ливии начались 19 марта, за два дня до указанного срока. По датам, по силам и средствам, и другим параметрам удар по Ливии один к одному совпадает с легендой учений. Таким образом, сначала была задумана операция по свержению Муаммара Каддафи, затем были организованы беспорядки в Бенгази, они начались в середине феврале.

Двадцать шестого февраля была проведена первая резолюция Совета безопасности ООН по Ливии, налагающая санкции, эмбарго и т.д. Затем 17 марта была принята вторая резолюция, одобрившая так называемую «бесполетную зону». И вот тут…

И вот тут нормальный человек подумает, что «бесполетная зона» – это когда самолеты вообще не летают. Оказалось, что для Ливии «бесполетная зона» – это 30 тысяч боевых вылетов авиации НАТО! И не нужно быть гением, чтобы понимать, что США что-то замышляли в случае Ливии, и попадать в такие элементарные ловушки.

Надо еще иметь в виду, что отсутствие сопротивления разжигает аппетиты агрессора. И Ливия — это только эпизод в общем плане американцев. При этом используется принцип домино. Теперь тот режим, который установился в Ливии, используется против Сирии. Или та же Грузия… Оружие из Ливии в Сирию доставлялось на корабле, который перед этим был приписан к порту Батуми.

И то, что США целенаправленно меняют светские режимы благополучных, но не подчиняющихся Вашингтону государств на режимы радикальных экстремистов — это система, это продуманный системный подход. Потому что экстремизм, во-первых, предотвращает независимое благополучное развитие целого региона. И, во-вторых, потому что его можно направить против главных врагов США – в порядке срочности Ирана, России и Китая

— Но, позвольте! Ведь то же самое, что с Ливией, происходит и в отношении Сирии, если говорить о позиции России к той ситуации, которая сложилась в Сирии…

— Да, Сирия… Конечно же, России нужно было обеспечить поддержку Сирии раньше и делать это более активно. Время было потеряно. Также не понимаю позицию «нам все равно, кто будет управлять Сирией, лишь бы был мир». Видимо, пресловутый «прагматизм» играет с нами злую шутку. 

В Сирии был и есть единственный легитимный, избранный сирийским народом президент – Башар Асад, его и надо поддерживать. А если бы в отношении России наши союзники сказали: «Нам все равно, кто президент, мы за мир»? Наверное, у нас бы появились сомнения: союзники они нам — или еще кто.

И все же, при всем при этом следует отметить, что после вступления Владимира Путина в должность президента РФ в мае, наша поддержка Сирии значительно активизировалась, и это очень хорошо. Сирия и Иран – это дальние рубежи южного фронта России. Все, что мы делаем для поддержки Сирии и Ирана, – мы делаем в собственную защиту. Бой еще не проигран. Мы можем оказывать Сирии военное и экономическое содействие, а также массированную информационную и политическую поддержку на всех международных площадках вместе с другими государствами, которые не согласны с американской агрессией.

— И чем это может закончиться? Ведь это может ничего не дать позитивного, и для России закончится впустую. Будут затрачены огромные средства, которые так необходимы для решения внутренних проблем.

— Не соглашусь с вами, и вот почему. Напрасным это не станет. Это, прежде всего, сопротивление агрессору. Агрессор поймет, что не все с ним согласны, и не все готовы, как говорят в Америке, откатиться с дороги и притворится мертвым. Процесс так же важен, как и результат. Это покажет Вашингтону, что существуют пределы. Кроме того, с американскими авантюрами мы теряем одного за другим союзников. Кто через пару лет будет голосовать с нами в Совбезе ООН?

— Год назад в гостях у нашего международного медиа-клуба «ФорматА3» был известный итальянский журналист Джульетто Кьезо. Он утверждает, что миром правят некие тайные круги, которые регулируют все мировые процессы. Объявляют и прекращают войны, мировые кризисы, регулируют геополитические процессы. Он называл даже цифру девять. Именно столько, по его мнению, насчитывает этот круг мировых властителей, штаб-квартира которых находится в США. Поскольку вы долгое время работали в этой стране, не удалось ли вам узнать персональный состав этого всемогущего центра, и существует ли эта структура на самом деле? 

— Я большой противник конспирологии. Конспирология уводит интеллектуальные силы от истинно важной работы в дремучие дебри – и это идет на пользу противнику. 

Очевидно, что Америкой управляет капитал. Политические лидеры работают на капитал. Да, существует определенное число крупных компаний, олигархов, которые обладают огромным влиянием в США и в мире. Все они друг друга знают, в плане бизнеса между собой конкурируют, но на уровне системы – единство интересов совершенно железное. Все они за «американский образ жизни», который позволяет наращивать капитал.

В некоторым смысле, им даже нет необходимости собираться и координировать свои действия – они все прекрасно знают, что делать, они движимы одной целью. При этом, конечно, есть такие организации, площадки, где тактика обсуждается. Политический аппарат, бизнес, некоммерческие организации – все они элементы единой системы, основы которой были заложены еще 230 лет. И за это время основополагающие принципы и ценности не изменились – только кристаллизовались.

За эти два с лишним века существования механизм управления отработан и действует чаще всего слаженно и безотказно (если не вдаваться в детали). В то время как в России политический строй только за один двадцатый век изменился три раза, причем фундаментально.

— На днях в России по инициативе российской стороны в России была свернута деятельность Агентства США по международному развитию (USAID). В то же время на Украине деятельность этой организации с понятными всем целями, по словам директора региональной миссии, включающей Украину Молдавию и Белоруссию, Джеда Бертона, напротив, будет наращиваться. Не исключено, что тот потенциал, который был в России, будет переброшен именно на Украину. Почему же, зная о фактически подрывном характере деятельности USAID, в России позволяли ей все, или почти все, что захочется?

— Я убеждена, что такие организации надо было с самого начала не пускать в Россию, а если уж они проникли, то надо было максимально ограничить их деятельность. Ведь на протяжении 90-х годов это самое Агентство по международному развитию писало большую часть российских законов: Конституция России была написана при их активнейшем участии, Трудовой кодекс, Налоговый, отчего мы имеем 13 процентный подоходный налог, как в банановой республике, в то время как в развитых странах ниже 30 процентов этого вида налога нет. 

 Конечно же, их деятельность должна была быть запрещена, и как можно раньше. Другие государства в принципе отказываются от американских денег или составляют ограниченный список тем, по которым принимают поддержку.

— А почему не запрещали? 

— Я не знаю ответа на ваш вопрос…

— Последние события в России, когда проводятся обыски на квартире Ксении Собчак, вызываются на допрос Навальный и прочие отморозки из его компании…. В определенных кругах поговаривают о том, что в России повторяется пресловутый 37-й год, хотя я этого и не разделяю, но все же. Почему именно после событий на Болотной возникли дела давно минувших дней? 

— Не согласна категорически, что это повторение или даже напоминание о 37-м годе. Этот аргумент можно ожидать от западных центров – для них любое сопротивление их влиянию есть 37-й год. Согласитесь, Навальный и компания просто обнаглели. Если бы в США они только бы начали говорить о свержении конституционного строя, их бы близко не подпустили ни к каким СМИ, ни к каким публичным площадкам. У нас же существуют газеты и телевидение, где им красный ковер расстилается …. Для противников системы в России гораздо больше свободы, чем в США. 

В США вы можете критиковать недостатки капиталистической системы, чтобы ее усовершенствовать — критикуйте на здоровье. Но если же вам в голову придет сравнивать капиталистический строй и социалистический, это вы не сможете сделать ни на одной общественной или информационной площадке.

Когда в прошлом люди пытались это делать, в действие вступал жестокий репрессивный аппарат: рейды Пальмера в 1920-е годы, когда сторонники левых идей были депортированы из страны, маккартизм в 1950-е. Попытка поставить под сомнение капиталистический строй в США обходится людям дорого. При этом достижения Америки, в частности, в сфере гражданских прав, в социальных вопросах во многом были сделаны благодаря Советскому Союзу – само существование альтернативной модели и советская критика вынуждали США идти на уступки, чтобы нейтрализовать протест внутри страны.

— А, кстати, как сейчас с коммунистами в США?

— Я о них давно уже ничего слышу… Честно говоря, не встречала таких в Америке. 

— Как смотрится из окна московской квартиры и вашего института ваш сосед — наша Украина? 

— Украина при ее руководстве, которое было за эти двадцать лет, для России очень сложный сосед.

— Труднее чем Белоруссия с Лукашенко? 

— Лукашенко сложный, потому что не намерен пускать жесткий капитализм в Беларусь – и в этом он прав с точки зрения интересов своей страны, ему удалось сохранить экономику. 

Украина же сложна из-за своих постоянных попыток балансировать на двух стульях и разыгрывать Запад против России. Западный курс в той или иной степени проповедовали все руководители Украины за последние 20 лет. В случае Ющенко степень подчинения Западу зашкаливала, и его период совершенно провальный не только для украино-российских отношений но и прежде всего для самой Украины. Спрашивается, зачем нужно было становиться независимыми — чтобы стать американским сателлитом?

Ведь кто приходит к власти в результате всех этих цветных революций? Это дети коллаборационистов, взращенные в Америке. Это произошло не только на Украине, но и во всех балтийских государствах – там президентами стали иммигранты из Америки, которые плохо знали свой народ, но хорошо разбирались в вашингтонской политике.

Заметьте, первое, что делают новые руководители таких стран, придя к власти в результате цветных революций, — подают заявку на вступление в НАТО. На свой народ они же не могут опираться! И в ожидании вступления из кожи вон лезут, чтобы доказать свою верность хозяевам. Например, при Ющенко Украина, не будучи членом НАТО, участвовала во всех четырех военных операциях НАТО.

Америка обладает мощнейшей армией, но на все военные операции, которые она проводит, своих солдат она тратить не хочет. Как в старые времена Римской империи, вашингтонской метрополии нужны с колоний деньги, ресурсы и солдаты. Украина в этом смысле для Америки просто находка. Или Грузия: вы только представьте себе, эта маленькая Грузия имела в Ираке третий по численности воинский контингент, уступающий только американцам и англичанам! И что это за независимость, при которой государство служит Америке? И зачем нужна такая независимость народу страны – служить пушечным мясом на американских войнах?

— Итоги выборов в Верховную раду Украины надежд на изменение внешнеполитического курса Украины почти не оставляют, если иметь в виду усиление в парламенте позиций националистов и появление фашистов…

— Такие результаты – прохождение нацистов в парламент – значительно усугубляют ситуацию.

— По результатам выборов в Украине Запад высказывает разочарование. Звучат те же знакомые заклинания о недемократичности, о фальсификациях. И некоторые высказывания позволяют предполагать, что, в конце концов, Америка, и Европа махнут рукой на Украину, переключат внимание на свои более важные для своих стран проблемы, и Украине что и останется, так это вступать в Таможенный союз, куда ей пока еще дорога не закрыта. 

— Единственный упрек, который Запад сформулировал по украинским выборам – это использование административного ресурса партией власти. Фашисты в парламенты их не обеспокоили. Нет, не дождетесь: Америка и Европа Украину в покое не оставят. Как говорил Бжезинский, с Украиной Россия может стать конкурентом США, а без Украины нет. За эти двадцать лет в Украине западными структура была создана широкая сеть различных фондов, структур, СМИ, на которые затрачены миллиарды долларов. Взять то же USAID, которое не намерено сворачивать свою деятельность на Украине, а даже напротив.

— Как вы считаете, что можно ожидать нам в ближайшее время, кроме назначенного конца света, который мы в Украине с помощью России, надеюсь, переживем? Недаром же состоялся визит нашего премьера в Москву за месяц до Аппокалипсиса. По крайней мере, какие тенденции наблюдаются сегодня в мире в свете ваших наблюдений, мониторинга, проводимого вашим институтом? Уж не запасаться ли, на самом деле, спичками и солью?

— Сегодня в мире наблюдается очень тревожная обстановка. Капиталистический мир – США и Европа – находятся в состоянии глубокого кризиса. 

В условиях экономического кризиса капитализм резко берет вправо и скатывается к фашизму. Требуется сократить стоимость производства товаров. Это можно сделать за счет сокращения расходов на оплату труда и социальных выплат. Естественным образом начинаются протесты, для подавления которых требуется усиление репрессивного аппарата и репрессивных действий. Сократить расходы можно также за счет более дешевых ресурсов – отсюда американские военные авантюры в мире, и Ливия в частности.

Обратите внимание: в Греции впервые в Европе в парламент на летних парламентских выборах прошла неонацистская партия, она получила 7 с лишним процентов голосов и 18 депутатских мест.

Нацистские настроения в условиях кризиса нарастают. Результаты выборов на Украине как раз укладываются в эту тенденцию нарастания ультраправых, фашистских настроений в обществе. Ситуация напоминает середину 30-х годов прошлого века. И за Гитлера, который, напомню, пришел к власти в результате свободных выборов, не нарушив ни одного демократического принципа, голосовал именно средний класс.

Но надо учитывать, в какой это обстановке происходило. Германия тогда в результате поражения в Первой Мировой войне потеряла свою идентичность, потеряла веру в себя как в сильную нацию, и образовался вакуум. Начался поиск идей, которые могли бы заполнить этот вакуум.

Легче всего вакуум заполняют самые низменные и примитивные посылы. Какие? А такие, что во всем виноваты евреи, трудовые мигранты, и в случае Украины, москали. И оболваненные массы в состоянии безысходности имеют тенденцию примкнуть к этим настроениям. Главное, чтобы истинную причину кризиса – капитализм не критиковали! Западу на самом деле выгодно направить протест по пути ультранационализма и фашизма – это же не затрагивает интересы капитала.

Однажды Запад уже использовал фашизм против России/Советского Союза. Может использовать вновь. Полагаю, что сейчас мы наблюдаем первые шаги подготовки к этому.

— Но ведь и в России тоже кризиса отголоски имеют место.

— Вот именно, отголоски. Что касается России, то она этот кризис преодолевает с меньшими потерями, поскольку не полностью встроена в мировое капиталистическое сообщество. Периодические кризисы – определяющая и неотъемлемая черта капитализма, это вам в Америке кто угодно скажет. У России свои специфические проблемы, но они не такого масштаба, как в той же Греции, Испании, Португалии.

— А что вы можете сказать о последних коррупционных скандалах, связанных с со структурами Министерства обороны России? Не есть ли это признаки системного кризиса во все управленческой структуре России? Речь-то идет не о тысячах и миллионах, а о миллиардах сворованных денег…

— Откровенно говоря, это была самая счастливая неделя в России за долгие-долгие годы. Отставка министра обороны, чьи грехи и не перечислить, отставка начальника Генштаба – любимца НАТО, вскрытие коррупции в министерстве обороны, ГЛОНАСС, АТЭС, других ведомствах и проектах – столько хороших новостей за одну неделю я даже и не припомню. Но, конечно, наступление на коррупционную систему должно быть продолжено.

— Но как могло высшее руководство такое допустить, чтобы вся система того же министерства обороны была пронизана этой коррупцией?

— Вот и на этот вопрос у меня ответа нет…

— Кроме того, чем занята ваша профессиональная ниша, что еще является предметом ваших интересов?

— Стремление к пониманию того, что происходит в мире – настолько захватывающее занятие, что оно поглощает все мое время. Не знаю в жизни ничего интересней очень хорошей книги или общения с очень знающим человеком. На мелкие житейские темы могу говорить 15 минут в месяц – больше никак не идет. Одного выходного в месяц вполне достаточно. И четыре-пять дней отпуска пару раз в год.

Я достаточно долго набиралась знаний и опыта и не выступала. А теперь могу поделиться анализом и выводами с теми, кто так же задается вопросами, кто обеспокоен происходящим в стране и в мире. В действительности на экспертах, если они имеют какое-либо влияние, лежит значительная ответственность – по крайней мере я так воспринимаю профессию. Мы держим ответ за наш анализ, за предложения и инициативы. И здесь, как у докторов: главное — «не навреди»

Возврат к списку