Георгий Бородин: Гости из Колумбии, Косово и Сальвадора: США готовят в Средней Азии «эскадроны смерти». ИА REGNUM, 4 декабря 2011

Георгий Бородин — эксперт Института внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН, Москва) 

Сегодня под рефрен «борьбы с наркотиками» США пытаются сформировать лояльные группы в силовых органах и подразделениях специального назначения в государствах Средней Азии. Одним из механизмов этого процесса служит ЦАРИКЦ — Центральноазиатский региональный информационный координационный центр по борьбе с наркотиками. Всё это США уже делали в Центральной Америке в 1970—1990-е годы: там подготовка антинаркотических полицейских впоследствии обернулась смертоносными эскадронами смерти и десятилетиями гражданских войн. Производство наркотиков тем временем возрастало пропорционально американскому вмешательству. Сегодня процесс «афганизации» Средней Азии набирает обороты и до точки невозврата остаётся совсем мало времени.

Во внешнеполитической практике администрации Обамы закрепился определённый тактический подход: действовать руками других государств и проводить собственные инициативы как многосторонние через механизмы международных организаций. Так, война против Ливии была развязана Францией, а США обеспечивали только «поддерживающие» функции. Проект «Нового шёлкового пути» инициирует Турция, а США в нём «нейтральный, но полный энтузиазма сподвижник»[1]. Лига арабских государств один за другим выпускает призывы к свержению легитимных, но неугодных США лидеров государств. Резолюцию Совета безопасности ООН против Сирии в октябре 2011 г. выдвигают Франция, Великобритания, Германия и Португалия, а США её всего лишь «поддерживают» – в компании с Колумбией, Нигерией, Габоном и Боснией.

Это действительно более умная и изощрённая тактика, в сравнении с ковбойским наскоком предыдущей американской администрации: и расходы, и негативный резонанс достаются другим; тем более что в условиях дефицита бюджета, «передача бремени расходов на оборону союзникам – единственный разумный путь»[2][3].

Организацию Объединённых Наций, главный международный механизм, США пытаются превратить в многостороннее расширение государственного департамента для придания международной легитимности своим единоличным инициативам. Вашингтон также пытается использовать отдельные структуры ООН по своему, американскому, назначению: МАГАТЭ в последнее время служит для давления на Иран, Управление по наркотикам и преступности ООН (УНП ООН) – инструментом проникновения в Среднюю Азию.

Ещё один излюбленный американский манёвр – создание «региональных» организаций за тысячи километров от своих границ, в которых США состоят членами или наблюдателями. Направляя деятельность таких структур, вашингтонские кураторы повторяют местному руководству: «это ваша идея, ваша структура, делайте всё сами, мы вам только помогаем» – и получают таким образом (полу)послушный механизм, служащий их аванпостом в далёком регионе.

В качестве предлога для создания таких механизмов, США используют тему «сотрудничества в сферах общих интересов». Наиболее правдоподобным и убедительным прикрытием служит «совместная борьба против наркотиков», и эта карта активнейшим образом разыгрывается против России и Средней Азии. В последние месяцы Вашингтон ввёл в оборот особенно издевательский аргумент: свою «борьбу против наркотиков» они активизируют в ответ на беспокойство России о последствиях «вывода» войск из Афганистана (на деле не «вывода», конечно – лишь уменьшения контингента).

Если Соединённые Штаты так озабочены проблемой наркотиков, почему они наотрез отказываются бороться с наркопроизводством и наркотрафиком на территории Афганистана[4], а вместо этого стремятся «помогать» России и среднеазиатским государствам на их территориях? Перехватить наркотики в источнике гораздо проще, тем более, когда территория оккупирована 140-тысячным военным контингентом, когда наркодельцы по совместительству служат агентами ЦРУ, а прекурсоры и наркотики перевозятся под контролем тех же самых полевых командиров, которые «обеспечивают безопасность» конвоев США и НАТО[5]. Но нет, Вашингтон предпочитает, чтобы наркотики сначала разошлись веером по десяткам тысяч городов и населённых пунктов, а затем предлагают наладить глубокое оперативное и разведывательное сотрудничество с подвергнутыми героиновой атаке государствами, и обеспечить подготовку кадров для борьбы с этим «всеобщим злом».

Какими механизмами США пользуются для так называемой «борьбы с наркотиками»? Какие цели они преследуют в действительности?

Один из клонированных под прикрытием ООН в 2005 г. проектов – Центральноазиатский региональный информационный координационный центр по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств (ЦАРИКЦ). Расположенный в Алма-Ате ЦАРИКЦ создавался по модели Европола усилиями Алма-атинского офиса Регионального представительства УНП ООН в Центральной Азии (UNODC ROCA)[6]. Открытие Центра состоялась 9 декабря 2009 г., и сегодня его членами являются 7 государств: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Россия[7]. Заявленная цель ЦАРИКЦ – способствовать сотрудничеству силовых органов государств-членов в борьбе против наркотиков и связанной с ними преступности, и служить главным в регионе центром для обмена и анализа информации и для координации совместных операций. Директор ЦАРИКЦ, генерал-лейтенант МВД Казахстана Б.С.Сарсеков объясняет, что ЦАРИКЦ – «уникальный институт, который соединяет вместе разрозненные силовые агентства и подходы»[8].

 Заместитель госсекретаря и глава Управления по международной борьбе с наркотиками и охране правопорядка в Государственном департаменте США Уильям Браунфилд (справа) обещал надежную поддержку ЦАРИКЦ. Вместе с Директором ЦАРИКЦ генерал-лейтенантом Бексултаном Сарсековым. Источник: ЦАРИКЦ. 
Фото 1: Заместитель госсекретаря и глава Управления по международной борьбе с наркотиками и охране правопорядка в Государственном департаменте США Уильям Браунфилд (справа) обещал надежную поддержку ЦАРИКЦ. Вместе с Директором ЦАРИКЦ генерал-лейтенантом Бексултаном Сарсековым. Источник: ЦАРИКЦ.

Центр создавался на средства государств-членов НАТО: США (3,2 млн долл.), Великобритании, Италии, Канады, Турции, Франции, Чехии а также Финляндии и Люксембурга – в общей сложности 15 400 000 долл. [9]. Эти же государства плюс Афганистан и Пакистан имеют статус наблюдателей при ЦАРИКЦ – в то время как Китай и Иран в списках не числятся. Государства-наблюдатели пользуются доступом ко всему объему информации, собираемой и анализируемой Центром. Директор Сарсеков заявляет, что ЦАРИКЦ «готов сотрудничать с западными странами» и предлагает расширить мандат Центра на все виды трансграничной преступности, не ограничивая его борьбой с наркоторговлей – как об этом свидетельствуют раскрытые Викиликс депеши посольства США в Ташкенте[10]. Действительно, ЦАРИКЦ принимает массу международных гостей: иностранные делегации прибывают в Центр одна за другой. Подготовку кадров ЦАРИКЦ проводят «международные эксперты, обладающие большим правоохранительным и управленческим опытом» [11].

США рассматривают ЦАРИКЦ как «очень важный и эффективный инструмент»; госсекретарь Х.Клинтон лично следит за развитием Центра[12]. В качестве «наблюдателя» США принимают самое деятельное участие в его работе. Оборудование и программное обеспечение для ЦАРИКЦ поставило Центральное командование США[13]. В «техническом обеспечении/обслуживании» ЦАРИКЦ также участвует Управление по военному сотрудничеству министерства обороны США (Office of Military Cooperation, OMC), как сообщается в телеграмме посольства США в Астане, раскрытой Викиликс в самой свежей порции документов 1 сентября 2011 г.[14]. При этом США настаивают, чтобы многосторонние усилия по борьбе с наркотиками проходили через ЦАРИКЦ и Совет Россия-НАТО, а не через ОДКБ[15] . Вашингтон также рассчитывал связать деятельность ЦАРИКЦ с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая теперь проводит подготовку полицейских и других специалистов, связанных с охраной правопорядка, но из-за возражений российских официальных лиц США пришлось от этих планов отказаться[16].

При этом предпринимаются попытки скрыть участие Вооруженных сил США в деятельности ЦАРИКЦ, хотя и довольно топорные. Русская версия сайта ЦАРИКЦ сообщает, что «с 16 мая 2011 года в ЦАРИКЦ проходили двухнедельные курсы обучения для высшего руководящего состава правоохранительных органов и специальных служб государств-участников, организованные при поддержке УНП ООН и доноров». Освещение того же события на английском языке отличается: курсы обучения были организованы «при поддержке УНП ООН и Центрального командования США» (курсив автора)[17].

Заместитель госсекретаря У.Браунфилд считает, что «Центральноазиатская инициатива по борьбе с наркотиками» США будет выше борьбы за влияние между Вашингтоном и Москвой. Источник: Радио свободная Европа/Радио свобода, Ричард Солаш.  
Фото 2: Заместитель госсекретаря У.Браунфилд считает, что «Центральноазиатская инициатива по борьбе с наркотиками» США будет выше борьбы за влияние между Вашингтоном и Москвой. Источник: Ричард Солаш, Радио свободная Европа/Радио свобода.

При всей своей пользе, для США ЦАРИКЦ – всего лишь один из этапов проникновения в силовые структуры государств Средней Азии. В июне 2011 г. заместитель госсекретаря и глава Управления по международной борьбе с наркотиками и охране правопорядка в Государственном департаменте США (Bureau of International Narcotics and Law Enforcement Affairs, INL) Уильям Браунфилд (William Brownfield), о котором будет сказано отдельно, анонсировал некую «Центральноазиатскую инициативу по борьбе с наркотиками» (Central Asian Counternarcotics Initiative, CACI)[18]. В этом проекте, правовые и практические аспекты которого разрабатывает снова УНП ООН, речь идёт уже непосредственно о создании антинаркотических «сил специального назначения» в пяти среднеазиатских государствах, которые были бы связаны с аналогичными структурами в Афганистане и России, и координировались бы по каналам УНП ООН и ЦАРИКЦ. В качестве модели Браунфилд приводит «поразительно эффективные специально подобранные и проверенные подразделения», созданные внутри Антинаркотической полиции Афганистана Агентством по борьбе с наркотиками США (DEA). Вашингтон обеспечит финансирование боевой подготовки, приобретения оборудования и снаряжения для этих спецгрупп: 4,2 млн. долл. Госдеп на инициативу уже выделил[19]. Браунфилд также отметил, что реализация инициативы не требует массивного военного присутствия ни США, ни Российской Федерации. Летом и осенью этого года он и его подчинённые циркулировали по среднеазиатским столицам, убеждая их руководство в необходимости такой модели сил специального назначения в регионе.

Заместитель госсекретаря У.Браунфилд даже среди надменных силовых «дипломатов» выделяется хладнокровностью и наглостью. На этот пост Браунфилд пришёл в январе 2011 г. напрямую из кресла посла США в Колумбии (2007-2010)[20]. Ранее Браунфилд служил послом в Венесуэле, где за свою не вполне посольскую деятельность дважды получал от президента страны У.Чавеса предупреждения о высылке[21]. В 1996-1999 г. Браунфилд занимал пост заместителя главы того же Управления, борясь с наркотиками и укрепляя правопорядок, в частности в Боснии и Косово. В 1993 г. он закончил Национальный военный институт (National War College). В 1989-1990 гг., когда США вторглись в Панаму, служил политическим советником командующего Южным командованием США в Панаме. А начинал свою карьеру Браунфилд в Венесуэле в 1979 г. и в Сальвадоре в 1981-1983 гг.[22] – в годы гражданской войны и самой высокой активности ультраправых эскадронов смерти.

Директор ЦАРИКЦ Б.Сарсеков (слева) с Директором Управления по правоохранительным вопросам и контроля за наркотиками по Европе и Азии Госдепартамента США г-н Д.Костеланчиком. Источник: ЦАРИКЦ.  
Фото 3: Директор ЦАРИКЦ Б.Сарсеков (слева) с Директором Управления по правоохранительным вопросам и контроля за наркотиками по Европе и Азии Госдепартамента США г-н Д.Костеланчиком. Источник: ЦАРИКЦ.

Дэвид Костеланчик (David Kostelancik), директор по Европе и Евразии в Управлении У.Браунфилда, начинал свою карьеру в Турции (1989-1991) и Албании (1992-1993); в 1994 был специальным помощником посла Т.Пикеринга в Москве. В 1998-2001 гг. занимался военно-политическими вопросами в НАТО, делами Центральной Европы в Госдепе и Совете по национальной безопасности. В 2007 г. Костеланчик повысил квалификацию в том же Национальном военном институте, после чего отбыл в Москву на пост советника-посланника по политическим вопросам и главы секции внутренней (российской) политики[23]. Резиденция Д.Костеланчика в штате Вирджиния[24] находится на удобном 4-мильном расстоянии от Лэнгли – гораздо ближе, чем к Госдепу.

Кто-то может верить, что чиновники США с таким послужным списком ставят целью сотрудничества спасение русских людей от героина?

Что касается основного антинаркотического ведомства США – Агентства по борьбе с наркотиками США (DEA), части министерства юстиции, то его миссия состоит в предотвращении потока наркотиков на территорию США. Международная деятельность DЕА управляется тем фактом, что в 2006 г. оно было включено в разведывательное сообщество США, состоящее теперь из 16 структур. Возможно, в DЕА найдутся порядочные офицеры, которые считают своей задачей истинную борьбу с наркотическим злом. Но они не задают курс Агентства, и когда на их оперативную работу накладываются разработки разведкадров, последние берут верх.

Однако, не только силовые дипломаты и DЕА, но и Центральное командование Вооружённых сил США, эта гигантская военная машина, истерзавшая зону своей ответственности полномасштабными войнами и конфликтами малой интенсивности, также «борется с наркотиками» – причём уже в Средней Азии! Однако, антинаркотическое прикрытие в деятельности Центкома быстро уступает место формированию и боевой подготовке местных спецподразделений.

Центром военной активности США в Средней Азии, помимо Киргизии, стал Таджикистан. Согласно пресс-релизу, в Таджикистане Центральное командование ежегодно проводит от 50 до 60 программ и мероприятий в сфере безопасности, а в 2011 г. – более 70[25]. В частности, закончено строительство Национального центра боевой подготовки, создаются системы межведомственной связи для правительства Таджикистана, построен мост через реку Пяндж с пограничным и таможенным постами на таджикско-афганской границе – комплекс, который «способствует увеличению коммерческого обмена, укрепляющего связи Таджикистана с его южным соседом»[26]. Институт иностранных языков министерства обороны США провёл два 16-недельных курса английского языка для таджиков, закончена реконструкция Академии МВД Таджикистана, оказывается содействие в обучении кадров. Построены пограничные заставы в Шурабаде и Яхчи-пуне, на открытие которых в июне 2011 г. приезжал сам Браунфилд – там установлены «полы с обогревом»[27] ! Военный партнёр Таджикистана Национальная гвардия штата Виржиния также расширяет военное сотрудничество: проведение боевой подготовки и обмен информацией в 2011 г. дополнены формированием миротворческого подразделения, подготовкой по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и военно-гражданской медицинской готовности.

Медицинские услуги гражданскому населению в стране пребывания войск – это классический приём мероприятий по «завоеванию умов и сердец» из полевого устава по противоповстанческим (антипартизанским) действиям, текущая версия которого была разработана под руководством генерала Мэттиса, теперь командующего Центральным командованием США, и генерала Петреуса, теперь директора ЦРУ. Можно представить себе, как ошеломят таджикских пограничников подаренные Америкой «полы с обогревом». А также новая форма, блестящее снаряжение, современные компьютеры – так строится эмоциональная связь с куратором, согласно доктрине психологической войны.

Особая роль в американской региональной конструкции отводится Казахстану, как самому крупному, благополучному и близкому к России государству в Средней Азии, без которого недействительна никакая евразийская интеграция. Однако, разыгрывание казахским руководством России, США и Китая друг против друга уже в среднесрочной перспективе превратит Казахстан в арену острой борьбы трёх держав – а позиция боевого полигона совсем незавидна. Этот процесс, возможно, уже начался: 17 мая 2011 г. в Актюбинске произошёл первый террористический акт. Как описывает Михаил Пак в материале ««Дагестанизация»: экстремисты объявили спецслужбам тотальную войну» на сайте ИА REGNUM, для дестабилизации Казахстана возможен обширный набор подрывных действий: террористические акции в Астане или Алма-Ате, проникновение на территорию Казахстана незаконных вооруженных формирований, массовые выступления маргиналов, сопровождающиеся демонстративной жестокостью к определенным группам, серия взрывов на трубопроводах, провоцирование Казахстана на несоразмерные и неправомерные действия военного характера .

И всё это получит Россия внутри Таможенного союза сегодня и в будущем – внутри Евразийского союза.

Когда У.Браунфилд говорит о «специально подобранных и проверенных засекреченных подразделениях» в рамках Центральноазиатской инициативы по борьбе с наркотиками, возникают вопросы: «подобранных» кем? «проверенных» чьей разведкой? служащих кому? В действительности, под рефрен борьбы с наркотиками, США выстраивают в среднеазиатском регионе лояльный силовой аппарат. Для каких целей и задач?

1. Чтобы обеспечить послушание государства воле США, правового контроля недостаточно – необходим также контроль силовой. При стабилизации или дестабилизации внутренней ситуации, лояльные части силового аппарата поддержат правительство, если оно ведет заданную в США линию – или помогут свергнуть его, если оно ушло от заданного курса. Они подавят сопротивление масс, ликвидируют лидеров сопротивления и приведут население к нужной политической позиции. Все эти задачи не могут выполняться американскими военными без ущерба для репутации США; к тому же, местные коллаборационисты выполнят грязную работу с особым рвением, сводя личные счёты (см. опыт «Галичины» и других национальных подразделений СС, расправу с М.Каддафи).

2. Нетрадиционные войны (irregular war) будущего США будут вести за счёт глубокого партнёрства с иностранными военными, согласно планам командующего Центком генерала Мэттиса. Министр обороны США Л.Панетта подтверждает, что увеличение бюджета сил специального назначения при сокращении военных расходов необходимо «для борьбы с повстанцами, чтобы США не приходилось этого делать» . Силы специального назначения США, помимо спецопераций, ведут подготовку сил спецназа других государств – «отрасль в стадии быстрого роста», говорят в Центком.

3. Обеспечение надёжности и безопасности транзита военных грузов для оккупационного контингента США и НАТО в Афганистане по Северному пути снабжения (Northern Distribution Newtwork, NDN) требует жёсткого порядка в транзитных странах. В будущем, по мере реализации американского интеграционного проекта под названием «Новый», или «Современный», шёлковый путь, потребуется обеспечение безопасности огромной сети транспортных и энергетических линий и, самое главное, трубопроводов. Согласно стратегам из вашингтонского Центра международных и стратегических разработок (CSIS) Современный шёлковый путь «послужит реализации противоповстанческой миссии» США .

4. Обеспечение ключевых стратегических преимуществ: Средняя Азия в совокупности с Афганистаном – «сердце» евразийского региона, последний бастион на пути к мировому господству – даёт США плацдарм для проецирования угрозы на трёх основных противников Иран, Россию, Китай. Утверждение военно-политического присутствия в Средней Азии для США сегодня так же важно, как структурирование Западной Европы в НАТО в годы после Великой Отечественной войны.

5. Наконец, военно-политическое присутствие США в Средней Азии подрывает любую независимую от Вашингтона и не контролируемую им региональную интеграционную инициативу – ОДКБ, ШОС, будущий Евразийский Союз.

Действия США в Средней Азии во многом повторяют их политику в Центральной и Южной Америке: это касается и интеграционных процессов, и «борьбы против наркотиков», и противоповстанческой войны. Так, в 1993 усилиями США была создана «Центральноамериканская интеграционная система» (Central American Integration System, SICA) – система экономической и политической интеграции. В 2000 г. Вашингтон запустил «План Колумбия», который из антинаркотического быстро превратился в противоповстанческий и уже через год был дополнен укреплением способности колумбийской армии по охране нефтепроводов. Колумбия, как известно, стала военным плацдармом США в Центральной Америке.

Признанный в мире историк-эксперт по роли ЦРУ в наркоторговле Питер Дейл Скотт (Peter Dale Scott) в результате десятилетий изучения антинаркотических усилий США пришёл к выводу, что рост объёмов наркотрафика происходит благодаря, а не вопреки усилиям американцев. Альфред Маккой (Alfred McCoy), ещё один всемирно известный специалист по роли ЦРУ в наркоторговле, констатирует, что там, где США вели «войну с наркотиками», наркопроизводство обычно возрастало. Пропорционально наркопроизводству возрастал терроризм, жертвы среди населения и страдания нации, чью территорию США выбрали для «борьбы с наркотиками».

Необходимо понять: в борьбе с наркотиками интересы России и США не являются «общими». Американский силовой аппарат использует наркотики как политическое оружие: США сначала создают кризис, затем используют его для проникновения в силовые структуры государств-мишеней, чтобы поставить их на службу своим интересам. Формула проста: вступить в альянс с наркоторгующими группировками – объявить войну наркотикам – установить военно-политическое присутствие в регионе, куда наркотики направляются.

ЦАРИКЦ для США – это разведывательный и координационный ресурс в регионе и платформа для подготовки кадров силовых ведомств; цена в 3,2 миллиона долл. – мизерная плата за то, чтобы знать всё, что знает Россия и другие государства. В случае с ЦАРИКЦ, США предлагает государствам сыграть в чужую игру с краплеными картами. В эту игру выиграть невозможно.

Маловероятно, что российский внешнеполитический истеблишмент в Кремле и в МИДе понимает американский замысел: в их действиях такого понимания не прослеживается. А в Средней Азии те, кто участвует в американской игре, должны знать: их ждёт та же участь, что и Центральную Америку – роль «пушечного мяса» на службе американским интересам, десятилетия кровавых гражданских войн, отбрасывание в развитии на неопределённое количество времени. Понимают ли лидеры среднеазиатских государств, в какую игру они втягиваются? Хотят ли они для себя и своих государств такого будущего, каким стало настоящее в Афганистане, когда нация истерзана одновременно радикальным экстремизмом и иностранной оккупацией? Процесс «афганизации» Средней Азии набирает обороты и до точки невозврата остаётся совсем мало времени. А позиции руководителей государств Средней Азии вряд ли можно назвать устойчивыми: наркомафия свергала и более стабильных лидеров. Переворот силами наркосетей в контакте со спецслужбами США – одна из моделей, которая может их ожидать. Государственный переворот силами наркосетей в контакте со спецслужбами США, всеобщая резня и бесконечная иностранная оккупация – вполне вероятное будущее для них для всех.


[1] Andrew Kuchins, Thomas Sanderson, David Gordon. The Northern Distribution Network and the Modern Silk Road - Planning for Afghanistan's Future // Center for Strategic and International Studies (CSIS). December 2009. P.3.

[2] Joseph M. Parent, Paul K. MacDonald The Wisdom of Retrenchment - America Must Cut Back to Move Forward // Foreign Affairs. November/December 2011.

[3] При всём том вое, который поднял Пентагоном по поводу сокращения расходов, военный бюджет уменьшается всего лишь на 7-8% на ближайшие 10 лет, и к 2017 г. будет составлять 522,5 миллиардов долл. (без учёта расходов на войны, которые идут отдельной статьей). Военный бюджет России в 2010 г. составил 52,6 млрд.долл., Китая – 114 млрд.долл. Источник: Wikipedia, List of countries by military expenditures.

[4] За исключением тех 5-6% наркопроизводства, которое питает движение Талибан.

[5] Александр Чайковский Терроризм и наркота: в Москву едет командующий США и НАТО в Европе // ИА Regnum. 4 октября 2011. http://www.regnum.ru/news/1452401.html.

[6] Сайт Регионального представительства УНП ООН в Центральной Азии (UNODC ROCA) - http://www.unodc.org/centralasia/.

[7] Россия присоединилась к ЦАРИКЦ одной из последних 4 сентября 2009 г. (Казахстан – 16 сентября 2011 г.), решение было ратифицировано в марте 2011 г.

[8] U.S. Embassy Tashkent cable ID 08TASHKENT485. Caricc Ready To Move Forward As Pilot Phase Nears Completion. Date: 24 Apr 2008. Paragraph 3. Wikileaks ID 151157, First published on 26 Aug 2011. http://www.cablegatesearch.net/cable.php?id=08TASHKENT485&q=caricc

[9] Mid-term evaluation of project TD/RER/H22 Establishment of the Central Asian Regional Information and Coordination Centre – CARICC. Peter Allan, Consultant. http://www.unodc.org/documents/evaluation/ProEvals-2009/ProEvals-2010/ProEvals- 2011/TD_RER_H22_Final_Report_rev.pdf.

[10] U.S. Embassy Tashkent cable ID 08TASHKENT485. Caricc Ready To Move Forward As Pilot Phase Nears Completion. Date: 24 Apr 2008. Summary. Wikileaks ID 151157, First published on 26 Aug 2011. http://www.cablegatesearch.net/cable.php? id=08TASHKENT485&q=caricc

[11] Завершение очередных курсов обучения руководящего состава компетентных органов. Сайт ЦАРИКЦ: http://www.caricc.org/index.php? option=com_content&task=view&id=251&Itemid=1&lang=russian.

[12] Представитель Госдепартамента США в ЦАРИКЦ. ЦАРИКЦ: http://www.caricc.org/index.php? option=com_content&task=view&id=247&Itemid=1

[13] Avaz Yuldohev Only five member nations ratify CARICC establishment agreement by Feb 1 // Asia-Plus. February 5, 2010. http://news.tj/en/news/only-five-member-nations-ratify-caricc-establishment-agreement-feb-1.

[14] US Embassy Astana Cable, reference ID 10ASTANA225. Kazakhstan: Scenesetter For Srap Holbrooke. Date 18 Feb 2010. Source: Wikileaks ID #249282. First published 1 Sep 2011. http://www.cablegatesearch.net/cable.php?id=10ASTANA225.

[15] US Embassy Moscow cable ID 10MOSCOW226. Scenesetter For February 4 US-Russia Bilateral Presidential Drug Trafficking Working Group Meeting. Date: 29 Jan 2010. Paragraph 7. Source: Wikileaks ID 246266. First published 24 Aug 2011. http://wikileaks.org/cable/2010/01/10MOSCOW226.html#.

[16] US Embassy Dushanbe cable ID 09DUSHANBE702. New Russian Ambassador Proposes Closer Cooperation. Date: 5 Jun 2009. Paragraph 6. Wikileaks ID 210433. First published 1 Sep 2011. http://www.cablegatesearch.net/cable.php?id=09DUSHANBE702&q=caricc.

[17] Executive-level law enforcement training course conducted at CARICC. CARICC website: http://www.caricc.org/index.php? option=com_frontpage&Itemid=1&limit=5&limitstart=15&lang=english.

[18] Richard Solash US Promotes New Plan to Battle Drug Trade In Afghanistan, Central Asia, Russia // Radio Free Europe/Radio Liberty. July 19, 2011.

[19] US issues $4.2mln for Central Asia Counternarcotics Initiative. The American-Uzbekistan Chamber of Commerce. 10 October 2011. http://www.aucconline.com/news.php?news_id=259.

[20] William Brownfield Biography, State Department http://www.state.gov/r/pa/ei/biog/154184.htm.

[21] William Brownfield Biography, Wikipedia http://en.wikipedia.org/wiki/William_Brownfield.

[23] David J. Kostelancik visits Nizhny Novgorod American Center. 13.03.2009. http://amcorners.ru/news/news796/ac147/

[24] Property valuation of Bridle Path Lane, Fairfax, VA. http://www.city-data.com/fairfax-county/B/Bridle-Path-Lane-2.html

[25] CENTCOM, Tajikistan expand security partnership. U.S. Central Command press-release. June 29, 2010. http://www.centcom.mil/press-releases/centcom-tajikistan-expand- security-partnership.

[26] Idem.

[27] Tajikistan: US Government rebuilds border guard facilities in Shurobod // Fergana News Information Agency. June 30, 2011. http://enews.fergananews.com/news.php?id=2108. См. также видео: Американские дипломаты на таджикско-афганской границе, 29 июня 2011 г. http://nm.tj/politics/381-amerikanskie-diplomaty-na-tadzhiksko- afganskoy-granice-video.html; оригинал видео на английском: http://www.youtube.com/watch?v=eB5X4GU7- C8&feature=player_embedded#!

Возврат к списку