Игорь Панкратенко: «Турецкая «чистка», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 15 августа 2013

Политическая нестабильность в Турции крайне нежелательна для России

В пригороде Стамбула вынесен приговор обвиняемым в попытке государственного переворота, так называемому делу «Эргенекон» .Бывший начальник генштаба и несколько генералов приговорены к пожизненному заключению. Всего осуждено более 250 человек, самое строгое наказание суд избрал для бывшего лидера Рабочей партии Турции Догу Перинчека — он приговорен к 117 годам тюремного заключения.

Характерной чертой процесса было то обстоятельство, что на скамье подсудимых вместе с военными находились — и разделили с ними «срока огромные» — десятки журналистов, писателей, политических и общественных деятелей, бизнесменов и даже три ректора университетов. Всем им инкриминировано создание некоей тайной организации, целью которой было внедрение своих людей во все сферы государства и захват власти. Напомню: в прошлом году по обвинению в подготовке заговора уже были осуждены три сотни человек – в основном, офицеры.

Лидер оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу подверг резкой критике суровые приговоры, назвав решения суда «незаконными»: «В демократических странах люди не предстают перед специальными судами, связанными с политической властью, а их дела рассматриваются в нормальных, независимых судах, которые руководствуются верховенством закона. Эти суды не вершат правосудие. Потому что они действуют по указанию политического руководства и стремятся выполнять эти приказы. Понятие верховенства закона не распространяется на эти суды».

Лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели высказался не менее жестко: «Приговоры, без сомнения заставили кровоточить национальную совесть, и были несовместимы с правовыми принципами».

В заочную полемику с оппозиционерами вступил министр Турции по делам Евросоюза Эгемен Бахыш: «Приговоры, зачитанные обвиняемым в рамках дела о попытке военного переворота, к которой причастна организация «Эргенекон», свидетельствуют о развитии демократии в Турции… Решения суда в рамках «Эргенекона» способствуют также продвижению переговоров между Турцией и ЕС в вопросе полноправного членства».

То, что правящая Партия справедливости и развития (ПСР) «зачищает» армию, силовые структуры и лидеров турецкого общественного мнения, оппозиционно настроенных к курсу премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана – факт очевидный. То, что на ужесточение вынесенных приговоров оказал влияние переворот в Египте, где военные свергли «идейно близкого» Р. Эрдогану президента Мухаммеда Мурси, еще раз доказал: политический ислам, пусть и придя к власти, но не установив полного контроля над спецслужбами и армией, немногого стоит.

Но столь же очевидно и другое. Премьер пошел «напролом», жесткость вынесенных приговоров намеренно провоцирует оппозицию, не остывшую еще после «парка Гези», на протест. В деле «Эргенекона» есть откровенные нестыковки и натяжки, позволяющие говорить о частичной подтасовке и натяжке улик. Столь вроде бы щепетильные в вопросах «прав человека» Вашингтон и Брюссель в любой момент могут задать Р. Эрдогану и ПСР целый ряд неудобных вопросов. Однако – не задают, более того, поправки в турецкое законодательство, которые сделали возможным процесс над «Эргенеконом», вызвали одобрение Евросоюза.

И то обстоятельство, что сегодня Турция является мировым лидером по количеству осужденных за причастность к терроризму, вопросов в «цитаделях демократии и прав человека» не вызывает.

Согласно данным американского информационного агентства Ассошиэйтед пресс, за десять лет после терактов 11 сентября в США по подозрению в террористической деятельности по всему миру за решеткой оказались около 32 тысяч человек. Из них 12 тысяч были приговорены к различным тюремным срокам в Турции. Для сравнения: в Китае, который Запад постоянно обвиняет в нарушении прав человека – ровно вполовину меньше. После поправок Р. Эрдогана и его правящей партии в законодательство – в Брюсселе их назвали «признаком построения правовой системы, отвечающей стандартам Европейского союза» — количество заключенных по этим статьям в Турции резко возросло, с нескольких сотен в 2005 до более шести тысяч в 2009 году. И – тишина…

Дело «Эргенекона» — не первый процесс над военными, спецслужбами и оппозиционно настроенными интеллектуалами за время правления ПСР и Р. Эрдогана. В сентябре прошлого года турецкий суд вынес решение по делу о государственном перевороте, который получил название «Бальоз» («Кувалда»). Собственно, процесс «Кувалды» стал первым в истории страны, когда гражданский суд вынес приговор военным, пытавшимся свергнуть действующее правительство. В итоге трое генералов были приговорены к 20 годам тюрьмы. Различные тюремные сроки по этому делу получили еще 319 человек, среди которых офицеры и крупные военачальники.

Как заметил один из турецких юристов, «их могли приговорить и к пожизненному заключению, но смягчили наказание, так как план «Кувалда» остался только на бумаге». Пожалуй, в словах «остался только на бумаге» и заключаются самые пикантные подробности и «Эргенекона», и «Кувалды».

Доказательством того, что бывший начальник Генерального штаба вооруженных сил Турции Илкер Башбуг, главный фигурант «Эргенекона», готовил террористические акты с целью дестабилизации и последующего переворота является изъятие у него 28 гранат во время обыска в его доме.

То ли он лично, взяв хозяйственную сумку, собирался кидать их в окна правительственных учреждений, то ли заговорщики должны были приехать к нему накануне «дня икс» и получить, судя по количеству обвиняемых, по одной штуке на десять человек…

Нынешний судебный процесс стал результатом полицейской операции 2007 года, когда правоохранительные органы обнаружили по анонимной наводке подпольный склад оружия и взрывчатки в Стамбуле. Спустя год активного расследования было составлено предварительное обвинительное заключение, согласно которому несколько сотен человек планировали дестабилизировать ситуацию в Турции, а затем, путем военного переворота, свергнуть Р. Эрдогана. При этом следователи утверждали: участники заговора собирались производить на продажу биологическое и химическое оружие, а заработанные деньги использовать для получения контроля над всеми террористическими организациями Турции и мира.

Понимая, что прямых улик недостаточно, следователи со временем подшили в дело «Эргенекона» еще 23 уголовных преступления, в том числе — убийство судьи в Анкаре в 2006 году и убийств нескольких христиан. На обвиняемых «примеряли» и громкое убийство армянского журналиста Гранта Динка в 2007 году. Но вот что интересно. Недим Шенер, известный турецкий публицист, был арестован по обвинению в участии в антиправительственном заговоре аккурат накануне публикации собственного расследования, доказывавшего, что именно премьерская ПСР была замешана в убийстве Г. Динка. Да и самого Г. Динка убили очень уж «вовремя», когда он заканчивал книгу о том, как активисты правящей ПСР проникали в турецкие спецслужбы и готовили операцию по их зачистке в преддверии парламентских выборов.

Могут возразить: в деле «Эргенекона» имеются и другие доказательства, такие, например, как дневниковые записи обвиняемых, где они описывали структуру заговора, планы действий и тому подобные вещи. И вновь вспоминается дело «Кувалда», которое началось с посылки, присланной журналисту Мемету Барансу. В ней находились компакт-диски, на которых были записаны в мельчайших подробностях все планы заговорщиков, отрывки из их дневников, списки организаций «по развитию гражданского общества», в том числе – и работающих на американские гранты, которые генералы планировали закрыть, «проскрипционные листы» с именами активистов ПСР, журналистов, профессоров и литераторов, тех, кого планировалось арестовать в ходе переворота. Три диска и стали основным доказательством против военных в суде.

Выяснять, насколько достоверны присланные анонимом материалы, откуда они у него, и кто он, собственно такой, суд не стал. А вот независимая экспертиза, проведенная уже после процесса, пришла к интересному выводу. Прокуратура утверждала, что документы были созданы в 2002-2003 годах. Однако в материалах упоминались улицы и здания, которых тогда вообще не существовало, а для создания файлов, записанных на диск, использовались технологии «2003-2008» — пользователи седьмого офиса «Майкрософт» поймут, о чем идет речь.

Слепленные по одному сценарию, дела «Эргенекона», «Кувалды» и прочие расследования полны нестыковок и противоречий.

И стоит ли удивляться, что на жену одного из осужденных генералов завели отдельное уголовное дело за то, что в знак протеста она посадила куст роз рядом со зданием суда… Антиправительственная деятельность, «заговор флористов», не иначе.

Брюсселю эти турецкие процессы очень даже выгодны, всех юридических нестыковок вполне достаточно для мотивированного отказа Турции во вступление в ЕС, куда так стремится Эрдоган, открыто заявляя, что это станет венцом его государственной деятельности. Вашингтон тоже молчит. Пентагон и ЦРУ, десятилетиями повязанные с турецкими силовиками совместными финансовыми интересами и тайными операциями сначала против СССР, а затем и на постсоветском пространстве, держат паузу. Впрочем, есть данные о том, что, используя оперативные возможности американской резидентуры, США оказывают ПСР всяческое содействие в зачистке армейских верхов и оппозиционно настроенных активистов.

И еще один вопрос не дает покоя. А где турецкий филиал «Гладио», организации, которая и создавалась для того, чтобы осуществлять контроль за лояльностью участников НАТО к Вашингтону? Именно «Гладио» в Турции и есть «глубинное государство», а совсем не те люди, которых сейчас выводят на процессы и которым «лепят» пожизненные сроки. Значит, «Гладио» в данном противостоянии исламистов и армии – на стороне ПСР и Р. Эрдогана? Тогда картина выглядит иначе.

Тогда перед нами не «борьба за демократизацию» и ограничение влияния армии и силовиков на общественно-политическую ситуацию в Турции, а совсем даже наоборот, подготовка Анкары в качестве ударной силы «переформатирования» Ближнего Востока и «затачивание» ее как инструмента воздействия на Черноморский регион и Кавказ.

И эта роль полностью соответствует амбициям Р. Эрдогана и его окружения.

Армейское командование Турции было противником «курдской партии», которую Вашингтон ведет в Ираке. Созданный попечением Вашингтона в Северном Ираке «Курдистан», как магнит притягивает и турецких, и иранских курдов. Только войти туда они хотят вместе с территориями, на которых проживают. Защита территориальной целостности — долг любой армии, а тут на эту целостность покушаются при поддержке стратегического партнера Анкары — Вашингтона. С таким партнером и врагов не надо. Армейское командование выступило против того, чтобы «сирийскую оппозицию» подмяли под себя «джихадисты» и «Аль-Каида». Армейское командование серьезно разочаровалось в Вашингтоне, особенно после загадочной гибели генерала армии Эшрефа Битлиса в 1993 году и ареста в Северном Ираке 14 турецких солдат и офицеров десятью годами позже. Операции, которые турецкая армия начала проводить с 1997 года и по сей день против курдов и иностранных «джихадистов», была откровенным вызовом Вашингтону, за который виновные должны были быть наказаны…

Политическая система сродни природе, и не терпит вакуума. Устранение армии как противовеса ПСР открывает дорогу радикальным турецким исламистам. Вот этого Р. Эрдоган категорически не хочет понимать, наивно считая, что сумеет сохранить власть, балансируя между умеренными и радикалами от турецкого политического ислама. Считается, что в стране все спокойно, начальник полиции Стамбула заявил, что протесты всех недовольных приговором по делу «Эргенекон» не способны нанести существенного ущерба общественной безопасности.

Для России политическая нестабильность в Турции, а уж тем более радикализация ее элиты – вещь крайне нежелательная. Некоторым утешением служит то, что противостояние еще не достигло своего пика, все еще только начинается. Только вот чем закончится?..

Игорь Панкратенко — советник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив, шеф-редактор журнала «Современный Иран»

Возврат к списку