Игорь Панкратенко: «Вот придет «Талибан»...», Информационно-аналитическое издание «Столетие», 22 октября 2013

Какие угрозы ожидают Россию после возможной смены власти в Кабуле

Лидер движения «Талибан» Мухаммед Омар заявил, что начнет джихад против афганских властей, если администрация президента Хамида Карзая подпишет с Вашингтоном соглашение в сфере безопасности. А вскоре после его заявления был убит Арсала Джамал, губернатор провинции Логар, в прошлом – губернатор провинции Хост и начальник штаба избирательной кампании Х. Карзая в 2009 году.

Естественно, что подозреваемыми в убийстве назначены талибы, обещавшие уничтожать правительственных чиновников, сотрудничающих с администрацией президента.

Между тем убийство Арсалы Джамала, гражданина Канады, который самым тесным образом всю свою карьеру был связан со всевозможными западными организациями, прекрасно иллюстрирует нравы, царящие ныне в стране. И еще – строящуюся при помощи Запада так называемую «афганскую демократию», которая делает приход к власти «нового «Талибана» лишь вопросом времени...

Прежде чем пояснить, что есть этот самый «новый «Талибан», немного истории. В марте 2001 года в Вашингтон на переговоры с администрацией США прибыл эмиссар тогдашних талибов. Команда Джорджа Буша-младшего всерьез рассматривала вопрос признания правительства талибов — при условии его готовности сотрудничать с Соединенными Штатами в сфере разработки нефтяных запасов и строительства нефтепровода в регионе Средней Азии. В качестве подарка Бушу привезли афганский ковер, что потом обыграл в ходе переговоров с эмиссаром чиновник американской администрации: «Или вы принимаете наше предложение ковра, устланного золотом, или мы похороним вас под ковром из бомб». Переговоры велись до 2 августа 2001 года, предложенные американской стороной условия «Талибан» не принял, чем подписал себе приговор. Спустя два месяца началась операция «Несокрушимая свобода», покончившая со «старым «Талибаном».

После американского вторжения лидеры талибов рассчитывали на повторение партизанской войны, частично оправдавшей себя в противостоянии с СССР. Но появление беспилотников катастрофически снизило эффективность этой тактики. С 2004 по январь 2012 года «дроны» — как называют в США эти летательные аппараты — нанесли 285 ракетных ударов по рядовым боевикам и лидерам талибов.

Разумеется, при этом погибло множество мирных жителей, и много уцелевших взялись за оружие, чтобы отомстить, но главная цель была достигнута. Беспилотники лишили лидеров талибов возможности вести классическую партизанскую войну по схеме «удар — отход в укрытия на сопредельной территории».

Помимо чисто военных аспектов, американская тактика включала в себя и политические элементы, противостоять которым «Талибан» оказался не в состоянии. В представлении руководства США Афганистан – не более чем плацдарм для дальнейшей экспансии. При таком подходе интересы «туземного населения» никому не интересны, «проблемы индейцев шерифа не волнуют». Главное – относительная стабильность вокруг мест дислокации военнослужащих международного, читай – американского, контингента.

Исторически сложилось, что роль центральной власти в деле поддержания стабильности в стране достаточно символическая. Администрация Карзая сегодня – это, по большей части декорация, призванная продемонстрировать международному сообществу успехи США и НАТО в деле «экспорта демократии», а заодно и отчитаться за потраченные на этот «процесс» финансовые средства. В действительности же управление страной строится в соответствии со схемой, которую исчерпывающе описал экономист и историк Нил Фергюссон, консультировавший в 2008 году избирательную кампанию американского сенатора Джона Маккейна: «В XIX столетии британцы могли контролировать только Кабул. У них просто не было сил для того, чтобы установить свою власть в остальной стране. Это во многом напоминает то, что происходит в Афганистане в данный момент. Существует выбор. Либо вы контролируете столицу, а всю остальную страну отдаете на откуп вождям-полевым командирам, либо вы оказываетесь вовлечены в крайне жестокую и, возможно, бесполезную войну на всей территории Афганистана».

Именно полевые командиры обеспечивают сегодня контроль за ситуацией в каждой афганской провинции, получая от Кабула — точнее, от США, потому как афганский бюджет на 91 процент состоит из международных вливаний — «плату за лояльность».

Перед нами типичная схема управления британской колонией XIX века. Племенные вожди получают «награду за верность» от колониальной администрации, право бесконтрольно распоряжаться на вверенной им территории жизнью и смертью туземного населения и, главное, зарабатывать теми средствами, которые им наиболее подходят. Производство героина? Пожалуйста, по классификации НАТО — это «традиционный промысел», трогать который нельзя, потому как разрушится экономика провинций, упадут доходы вождей. А ведь им личное ополчение нужно содержать… Рэкет на дорогах? Нет проблем, создавайте «частное охранное предприятие», и Кабул заключит с вами контракт на «сопровождение грузов». Это не преувеличение, а будни афганской провинции.

При такой системе «политические симпатии» вождей-полевых командиров никакого значения для международной коалиции и кабульской администрации не имеют: обеспечивают контроль за территорией – и ладно.

После 2001 года перед «Талибаном» встала дилемма: или сидеть в горах и трястись от жужжания пролетающих над тобою «дронов», или же встраиваться в складывающуюся систему. С одной стороны — прозябание и угроза физического уничтожения. С другой – вольная и сытая жизнь местных царьков, доходы от наркоторговли, право на личное ополчение и кусок территории, с которой можно кормиться самому и кормить стоящий за тобою клан.

Выбравшие второй путь и есть тот самый «новый «Талибан», который на Западе называют умеренным, и который тот же Запад совсем не прочь видеть в «коалиционном» правительстве. Он прекрасно встроен в сложившуюся экономическую и политическую систему страны. Скандальной сенсацией стали данные опубликованного в 2010 году в США доклада главы подкомитета по национальной безопасности и иностранным делам палаты представителей конгресса Джона Тирни. Название документа — «Главари местных вооруженных формирований, инкорпорейтед»: Вымогательство и коррупция вдоль американских маршрутов транспортировки грузов в Афганистане» — говорит само за себя.

Изложенная в докладе схема была незатейлива, но безотказно прибыльна. Грузы, предназначенные для войск США в Афганистане, прибывают через Пакистан или Центральную Азию на два распределительных пункта: один вблизи Кабула, другой – под Кандагаром. Затем их отправляют на разбросанные по стране две с лишним сотни американских баз, причем — в рамках специальной программы стоимостью более 2 миллиардов долларов. Для транспортировки грузов привлекаются афганские транспортные компании, контракты с которыми заключала «Ватан риск менеджмент», контролируемая двоюродными братьями президента Афганистана Хамида Карзая. Ну а его брат, Ахмед Вали Карзай, распределял контракты на охрану. Задача «семейного подряда» и главная функция президентских родственников сводилась к тому, чтобы договориться с «субконтракторами». В переводе на нормальный язык — с полевыми командирами талибов, по территории которых должен пройти конвой, о безопасном следовании грузов. Причем, «талибы на контракте» предоставляли полный спектр услуг – обеспечивали охрану, разбирались с другими боевиками, давали взятки местным губернаторам, полицейским чинам и военным. Вот так каждую неделю полевые командиры «нового «Талибана» получали по 1,6–2 миллиона долларов из американского бюджета. Выгодность подобной «работы» привела к появлению среди талибов целой прослойки новых полевых командиров, зарабатывающих на дорожно-охранном бизнесе.

Естественно, что это не единственный источник доходов «нового «Талибана». Есть у него доля в строительном бизнесе, в энергетике, в опиумных полях... Впрочем, этой информацией никого не удивишь. Да и суть не в этом. Главное в том, что никакого серьезного противостояния между международной коалицией во главе с Вашингтоном и «Талибаном» в Афганистане не существует. Более того, военное присутствие США в стране не имеет ничего общего с войной против «Талибана» или того образования, которое называют «Аль-Каидой».

«Новый «Талибан», сформировавшийся за эти годы, прекрасно себя чувствует в условиях симбиоза с международной экономической помощью. То есть в условиях «откатов» и «распилов», в которых равно замешаны и администрация Карзая, и международные компании, и собственно талибы. Но их преимуществом перед кабульской властью в глазах афганцев является то, что если Карзай – это «Взяткостан», пронизывающая все коррупция, полный беспредел вождей-командиров и их ополчения, то «Талибан» – это нормы шариата, густо замешанные на традиционных ценностях страны.

В глазах местного обывателя сегодня «Талибан» – это порядок, отсутствие взяток и справедливый суд. И потому приход талибов к власти большая часть населения, вдоволь хлебнувшая прелестей «демократии Карзая», поддержит.

Кроме того, сегодня «новый «Талибан» отказался от максимализма периода своего становления, с его восприятием любых элементов западного образа жизни как порождения шайтана. Нынешние талибы, распробовав «общество потребления», нашли в нем приятные моменты и отказались от буквального следования требованиям ваххабитских проповедников из медресе в пакистанских лагерях беженцев восьмидесятых, где они начинали. Собственно, этот отказ от фундаментализма «старого «Талибана» и делает нынешнее движение договороспособным в глазах Запада.

Введя талибов во власть, предоставив им места в коалиционном правительстве, США, в полном соответствии с колониальным принципом «разделяй и властвуй», обеспечивают себе гарантии своей нужности политическим элитам. Следовательно – и гарантии дальнейшего пребывания в Афганистане. В той борьбе, которая развернется между талибами и «карзаевцами» за сферы влияния, за перераспределение доходов от наркоторговли и международной помощи, у Вашингтона есть все шансы контролировать страну еще долгое время.

И здесь встает вопрос: чем сохранение американского присутствия обернется для России и постсоветских государств Средней Азии?

Тезис о том, что в Афганистане США и НАТО воюют и за российские интересы, профессионалы вряд ли когда-либо воспринимали всерьез.

Хотя ряд экспертов продолжают считать так и по сей день, храня наивную незамутненность сознания. Какие угрозы для России, исходящие из Афганистана, американцы «закрывают грудью»?

Защищают от экспансии талибов? Приди завтра талибы к власти – у них все равно не будет сил для экспансии в Среднюю Азию, потому как все их материальные и человеческие ресурсы будут задействованы на внутриафганское противостояние, на борьбу с противниками внутри страны.

Но есть две угрозы, которые за время американского присутствия оформились, что называется, «в полный рост».

В первую очередь это, разумеется, наркотики. Побочным результатом «Несокрушимой свободы» стала монополия афганского героина на российском рынке, резкий рост экспорта наркотиков из Афганистана в Россию. Отсюда – другая угроза. Усиление транснациональных преступных группировок в Средней Азии, тесно связанных с наркобизнесом и транспортировкой наркотиков из Афганистана в Россию. Впрочем, «опиумная война 2.0», связанная с американским присутствием в Афганистане – отдельная тема, полная неожиданных поворотов и скандальных деталей.

Вторая, по очередности, но не по значимости угроза – «интернациональный джихад». Совершенно очевидно, что США никуда из Афганистана не уйдут. Торги, которые устраивает Карзай по поводу условий американского пребывания – театральное действо, не более того. Сокращение численности военного контингента в Афганистане будет компенсировано увеличением персонала частных военных компаний, оплачиваемых из афганского же бюджета, только и всего.

Другой вопрос, куда денутся исламисты из среднеазиатских республик и Синцзян-Уйгурского автономного района Китая, которые вот уже десятилетие без особых проблем, рядом с международным контингентом, проходят в Афганистане обучение и «обкатку боем»? Во внутриафганских разборках между талибами и «карзаевцами» они особо не нужны, а лишних денег на их содержание ни у одной из сторон нет. Кроме того, за минувшее десятилетие «джихадисты» из Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и китайского Туркестана создали разветвленное подполье в собственных странах, установили каналы связи и поставки оружия. Для дестабилизации Средней Азии все готово, в одной только Ферганской долине достаточно небольшой искры – и полыхнет на несколько республик сразу. А есть еще шевеление «джихадистов» на границе с Туркменией, управляемая дестабилизация которой более чем выгодна целой группе нефтяных и газовых компаний.

И приходится признать, что на сегодняшний день готовность Организации договора о коллективной безопасности к отражению именно этой угрозы недостаточна.

Укрепление границ, заявленное на последних конференциях ОДКБ, лишним, конечно не будет. Но насколько это поможет в борьбе против «джихадистского подполья», уже находящегося на «нашей» территории? Здесь нужны усилия в ином направлении, проработка целого ряда правовых аспектов устава ОДКБ, новый уровень координации антитеррористических ведомств и контрразведывательных служб. Потому как не афганского «Талибана» нам следует бояться, есть угрозы гораздо серьезнее и реальнее...

Игорь Панкратенко — советник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив

Возврат к списку