Вероника Крашенинникова: «Двойной удар по России». «Российская газета», 11 декабря 2012

В редком порыве единодушия, американские сенаторы на прошлой неделе приняли так называемый «закон Магнитского» и одновременно отменили поправку Джексона-Вэника. В сенате закон одобрили 92 голосами против 4; ранее в палате представителей 365 конгрессменов проголосовали за проект закона. Такой двухпартийный консенсус свойствен только мерам против России или Сирии и Иран.

«Закон Магнитского» запрещает въезд в США и замораживает американские активы россиян, которые, по мнению Вашингтона, «вовлечены в нарушения прав человека». Предварительный список имеется, но имена будут разглашать избирательно, исходя из «интересов национальной безопасности», сказали в Вашингтоне; список будет пополняться.

Сегодня в этот список, согласно ранее оглашенной версии, входят сотрудники Генпрокуратуры, Управления по борьбе с налоговыми преступлениями, Федеральной налоговой инспекции, следователи Следственного комитета и судьи, работавшие над делом Магнитского. Абсолютно очевидно, что угроза невыдачи виз и замораживания банковских счетов в США для них не актуальна: эти люди не относятся к той касте российских чиновников, которая держит за рубежом свои самые ценные 3Д — деньги, дети, дом. Таким образом, у Вашингтона не будет возможности реализовать предусмотренные «законом Магнитского» меры — и они это знают (информацию о счетах иностранцев банки передают в службы национальной безопасности).

Если закон лишен содержания, то в чем же тогда его смысл?

В первую очередь, «закон Магнитского», с точки зрения Вашингтона — это очередной инструмент политического давления и информационно-пропагандистской войны против России. Градус ее сейчас повышается, ибо в последнее время Россия демонстрирует слишком много независимости: ужесточение условий работы проамериканских НКО и оппозиции, поддержка Сирии и Ирана — все это наказуемые действия, считают в Вашингтоне.

Во-вторых, закон ставит внутренние задачи: мобилизовать конгресс США и американское общественное мнение против России. Перед тем, как выйти на новый виток конфронтации, необходимо отстроить надежные тылы внутри страны. Американские СМИ усердно рисуют образ врага: в России до смерти мучают юристов, которые раскрывают махинации правительства, и сажают в тюрьму молодых певиц, которые поют за свободу и демократию. А еще Россия — единственный союзник кровавого диктатора Башара Асада.

В-третьих, приятие закона — это знак поддержки российской оппозиции. На протяжении последних лет лидеры оппозиции циркулировали по западным парламентам, презентовали документальные фильмы, выступали на многочисленных конференциях. Как сказал сенатор Маккейн, закон отнюдь не антироссийский — наоборот, он пророссийский: «Принятие этого закона поставит США на сторону российского народа и на верную сторону российской истории, которая, похоже, приближается к развилке». Сенатор, видимо, имеет ввиду такую Россию, которую стремятся построить иностранные агенты в частности и под его личным руководством как главы Международного республиканского института (МРИ). МРИ и лично Маккейн принимали активное участие в организации «цветных» революций и государственных переворотов от Гаити и Гондураса до Киргизии и Египта, включая финансирование избранных оппозиционных лидеров и политических партий в России.

В день принятия закона сенатом, госсекретарь США Хилари Клинтон открыла сессию ОБСЕ в Дублине обвинениями России в координированных усилиях устранить американское и международное содействие правозащитникам. «Мы пытаемся противодействовать этому, но это очень сложно. Нам придется изобрести новые способы поддерживать вас, поскольку все, что мы делали в некоторых местах, особенно в России, сейчас криминализируется», сказала госсекретарь Клинтон представителям оппозиции из России, Беларуси и Туркменистана, присутствовавшим на заседании.

Примечательно, что в июне этого года, после встречи с президентом Путиным Барак Обама обещал смягчить закон. «Смягчением» оказалось распространение закона на другие страны — довольно иезуитский оборот, надо сказать. Но, в конце концов, Белый дом отозвал эту меру, чтобы не усложнять отношения с Китаем и арабскими государствами.

Подобные посулы — типичная американская игра. Белый дом раздает обещания, которые не собирается выполнять; конгресс, не скованный рамками двусторонних договоренностей, занимает резкие позиции; Белый дом, ссылаясь на конгресс, разводит руками: «вы же видите, мы пытались, но конгресс нам не дал сделать это».

За принятием «закона Магнитского» незаметной прошла отмена поправки Джексона-Вэника

Хотя поправка и была лишь формальностью.

Почему американские законодатели на протяжении 20 с лишним лет не могли отменить эту абсурдный закон, наказывавший Советский Союз за препоны при иммиграции евреев, а тут вдруг стремительно избавились от него?

Потому что Россия вступила в ВТО. Членство России в ВТО понизило тарифы на импорт товаров. Но американские компании, в отличие от своих европейских и азиатских конкурентов, не могли воспользоваться новыми преимуществами, поскольку поправка Джексона-Вэника лишала Россию статуса нормального торгового партнера США. В последние годы отмену поправки лоббировали прежде всего американские компании, работающие в России, и главные объединения работодателей — Торговая палата США и Национальная ассоциация производителей. Отмена поправки, по словам представителей бизнеса, позволит увеличить экспорт товаров на российский рынок в два раза. Торговый представитель США Рон Кирк праздновал победу: «В результате американский бизнес получит лучший доступ к растущему российскому рынку на тех же условиях, что и их глобальные конкуренты, и США смогут воспользоваться процедурами ВТО, чтобы обеспечить соблюдение Россией своих обязательств».

«Закон Магнитского» знаменует разворот Вашингтона в отношениях с Россией и на стратегическом уровне. Это сигнал изменения подхода к России, переход от «перезагрузочной» риторики к жестким действиям. Вместе с обвинениями в «подавлении демократии и свободы», госсекретарь Клинтон на сессии ОБСЕ в Дублине обвинила Россию и наших союзников в более серьезных «грехах»: в «ре-советизации региона». «Это будет называться по-другому. Это будет называться таможенный союз, евразийский союз и все такое», оценила Клинтон интеграционные процессы на постсоветском пространстве. «Но мы не обманываемся на этот счет. Мы знаем, в чем цель, и мы разрабатываем эффективные пути затормозить или предотвратить это». Такие откровенные слова американские высокопоставленные чиновники позволяют себе не часто. Видимо, под занавес срока на посту госсекретаря, г-жа Клинтон считает, что терять в отношениях с Россией уже нечего. Без всяких сомнений, в Вашингтоне разрабатывают препятствия против интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Ибо главная стратегическая цель США — предотвратить появление государства или группы государств, способных бросить вызов американскому доминированию в мире.

МИД РФ заявил о планах принять симметричные меры: наш список может получиться очень длинный

Российский МИД заявил о планах принять симметричные меры: составить аналогичный список американских чиновников, участвующих в нарушениях прав человека. Список может получиться очень длинный. Все те, кто в Белом доме и в Пентагоне разрабатывали инструкции о применении пыток, кто причастны к преступным действиям в тюрьмах Абу-Грейб, Гуантанамо, к работе секретных тюрем ЦРУ, к ликвидации людей в ходе атак беспилотными аппаратами, к делам Бута и Ярошенко, вплоть до нарушителей прав российских детей в приемных семьях США - все они могут составить очень длинный список.

Очевидно, что в ходе реализации своей внешней политики, Соединенные Штаты предстают крупнейшим нарушителем прав человека в мире. Параллельно, США используют права человека как инструмент политического давления и дестабилизации внутренней ситуации в государствах, которые пытаются вести независимый от Вашингтона курс. Но истинные права человека — универсальная ценность, и они нужны нам всем. Необходимо лишить Вашингтон монопольного судейского права, которым они наделили себя в этой области, и вернуть правам человека их истинный смысл.

Возврат к списку