Игорь Панкратенко: Грязные интриги «Женевы-2», Российское информационное агентство IRAN.RU, 22 января 2014

Статья на английском языке: Igor PANKRATENKO: Intrigues at Geneva II, Oriental Review

«Идея Монтрё», идея мирного процесса и национального диалога в Сирии при международном посредничестве — умерла, не успев и родиться. Грязная интрига, в которую был вовлечен генеральный секретарь ООН, в которой применяются столь мелкие пакости, как задержка самолета с сирийской делегацией в Афинах — все это дает основания утверждать, что антисирийской коалиции диалог не нужен. Нужна война. И, главное, для основных игроков той коалиции — США, Франции и Саудовской Аравии — совершенно необходимо исключение России и Ирана из числа ко-спонсоров мирного процесса в регионе.

Пан Ги МунСценарий конференции «Женева-2», а точнее — сценарий срыва этой конференции, писался в Вашингтоне. Пан Ги Мун лишь послушно отработал свою роль главы организации, в которой взносы США составляют 22% бюджета, а с основными игроками антисирийской коалиции — и все 50%. Такой вот чисто рыночный подход, «голосуем по количеству акций». Действия генсека ООН прекрасно показали успешность политики США в превращении ООН в «карманную организацию», послушную воле основного финансового спонсора.

Рассказы западных СМИ о том, что решение Пан Ги Муна об отзыве приглашения Тегерану было принято «под давлением сирийской оппозиции», что эта оппозиция «надавила на ООН», поставив ультиматум о том, что у генсека есть шесть часов, чтобы отменить приглашение Тегерану — это все откровенная ложь. Впрочем, ложью пропитана вся интрига вокруг «Женевы-2». Официальный представитель Генерального секретаря ООН Мартин Несирки уже заявил, что решение пригласить Иран на конференцию в Монтрё не было поспешным, что оно было принято после продолжительных консультаций с официальными лицами США: «Я абсолютно уверен в том, что это не могло быть неожиданностью для властей США. Оно не было поспешным, и они прекрасно знали, когда об этом будет объявлено». Более того, по словам того же Мартина Несирки, консультации по вопросу участия Ирана в конференции как с американской, так и с российской стороной велись в течение минувших выходных и за несколько дней и недель до этого.

Впрочем, даже без этих откровенных признаний совершенно ясно, что «ультиматум» сирийской оппозиции здесь не причем. Во-первых, в минувшую субботу в Стамбуле на заседании генассамблеи Национальной коалиционной оппозиции и революционных сил (НКОРС) Сирии 58 из 73 членов руководящего совета проголосовали за участие в конференции «Женева-2», зная при этом, что Иран уже приглашен к участию. Во-вторых, кто эти люди, чтобы они могли диктовать свои условия ООН? Западные марионетки, представляющие в основном самих себя, «говорящие головы», задача которых — озвучить написанный им сценаристами текст. Поэтому важнее понять, что двигало вашингтонскими сценаристами, чем серьезно рассуждать о «представителях сирийской оппозиции» на конференции, за спиною которых — пустота.

Сценаристы из Белого Дома

Женева-2В отношении участия Ирана в конференции Вашингтон в свойственной ему манере крутил и запутывал. «Лгунишка Керри» то заявлял, что участие Тегерана внесет элемент конструктивности в мирный диалог, то начинал выдвигать предварительные условия — дескать, Тегерану необходимо для начала «публично принять коммюнике встречи «Женева-1», под которым подразумевался итоговый документ заседания так называемой Группы действий по Сирии с участием России и США, принятый еще 30 июня 2012 года.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров вполне уместно напомнил своему американскому коллеге, что «если бы тот же критерий, а именно необходимость публично в одиночку заявить: «Я полностью разделяю цели женевского коммюнике», был бы применен к другим приглашенным, я, например, далеко не уверен, что все бы смогли это сделать». И действительно, ситуация июня 2012 года и сегодняшний день — это совершенно разные вещи. В 2012 году еще можно было говорить о внутрисирийском конфликте, хотя иностранное присутствие, разжигание войны извне было вполне очевидным уже тогда. Сегодня же — никакой гражданской войны в Сирии нет! Есть внешняя интервенция, ведущаяся руками «джихадистов», суннитских радикалов, агрессия «террористического интернационала» против суверенного государства, которая опирается на местных пособников.

Проще всего обвинить Вашингтон в «политической близорукости» или же сказать, как это делает ряд экспертов, о том, что «ситуация внутри сирийской оппозиции запутана» и Вашингтон не «определился с тем, кого он будет поддерживать». Но и это будет ложью. Администрация Обамы последовательно проводила и проводит курс на свержение Башара Асада. Именно устранение его от власти и захват Дамаска ориентированными на Запад (или его стратегического союзника — Эр-Рияд) силами является ключевым пунктом политики США в «сирийском вопросе». Смена госсекретарей, Хиллари «Валькирии» Клинтон на Джона «Лгунишку» Керри никак на эту политику не повлияла.

Сегодня победа в Сирии является для Вашингтона важнейшим этапом ближневосточной политики. Сказки о том, что США, якобы, намерены с Ближнего Востока «уходить» − они от наивности, либо от недобросовестности. Восемь триллионов долларов вложений с 1976 года только в ближневосточные монархии — такие «инвестиции» не бросают, тем более из-за такого пустяка, как недостаточная компетентность нынешнего хозяина Белого Дома. Военно-промышленный комплекс США и финансовая элита во многом держатся на контроле за ценами на нефть, на удержании Персидского Залива и Суэцкого канала, на обеспечении безопасности «священного животного США» — Израиля и непотопляемого авианосца — монархий Залива. И никто в Вашингтоне бросать все наработанное десятилетиями не собирается.

Иран никак не нужен был в Монтрё, поскольку, обладая подлинной информацией о сирийских реалиях, он мог на весь мир сокрушительно разоблачить все западные мифы о происходящем в Сирии. А за этим неизбежно следовал вопрос о том, кто в этой ситуации виноват. И «друзья Сирии», с придыханием рассказывающие нам о «гуманитарной катастрофе», автоматически становятся не просто соучастниками, а организаторами и спонсорами этой катастрофы. Да и подлинное лицо НКРОС бы приоткрылось.

Иран нельзя было допускать в Монтрё, поскольку альянсу Москва — Пекин − Тегеран, с их единой позицией, противопоставить антисирийская коалиция попросту ничего не смогла бы. Феерический пропагандистский провал этой антисирийской коалиции, рост авторитета России и Ирана, разрушение массы мифов и поражение в информационной войне — вот чем грозило участие Ирана в Монтрё, вот что могло бы произойти, если бы не были заблокированы усилия России по определению состава участников, действительно заинтересованных в мире.

Иран шел на конференцию с продуманными, взвешенными и, главное, абсолютно реальными предложениями мира, которые были результатом огромного труда российских, иранских, китайских и сирийских дипломатов. С Тегераном конференция приняла бы несколько иную тональность, а потому напрочь уничтожила бы вашингтонский сценарий «окончательного решения сирийского вопроса».

Сдержать Иран и выбросить Россию с Востока

Другое дело, что меняются инструменты внешней политики. Осознав весьма неприятное обстоятельство, что Исламская Республика не задохнулась в удавке «калечащих санкций», что провозглашенная российским президентом внешняя политика основана на традиционных ценностях — уважении суверенитета, учета национальных особенностей и недопустимости «экспорта демократии», Вашингтон изменил тактику. В Сирии идет «война по доверенности», когда главную роль играют стратегические партнеры США, в первую очередь — Эр-Рияд. В борьбу с Дамаском намерен все активнее вмешиваться Париж, который при Оланде утратил объективное представление о собственных национальных интересах и грезит миражом возрождения протектората Франции в части Африки и в отдельных областях Ближнего Востока. Но это отнюдь не значит, что Вашингтон снизил объемы своего участия в антисирийской коалиции. Он взял на себя стратегическую задачу — во-первых, «крышевание» антисирийской коалиции и используемых ею террористических банд на международном уровне. Во-вторых, он занят блокированием любой внешнеполитической активности в регионе Тегерана и Москвы.

Действительно, с конца 2012 — начала 2013 г. существовала определенная, пусть и негласная договоренность о совместной работе России и США по урегулированию сирийского кризиса. Россия «брала на себя» обеспечение готовности Башара Асада к диалогу с оппозицией и выработку согласованной конструктивной линии с Тегераном. Эти свои обязательства, которые, кстати, предусматривали продвижение Москвой принципа активного участие Ирана в сирийском урегулировании, Россия выполнила на 100%. Совместная работа России и Ирана в сирийском вопросе наглядно продемонстрировала Вашингтону опасность такого стратегического партнерства. И потому, под маской совместных усилий по урегулированию, Вашингтон в действительности начал осуществление спецоперации по исключению Москвы и Тегерана и числа ко-спонсоров сирийского урегулирования.

Вашингтону в соответствии с достигнутыми договорённостями отводилась не менее важная роль. Во-первых, сдерживание внешнего вмешательства со стороны Турции и Саудовской Аравии, а во-вторых — «принуждение к диалогу» сирийской оппозиции, которая по большей части на содержании США и их союзников тогда и находилась. В итоге — ни одно из взятых на себя обязательств Вашингтоном не выполнено. Более того, оппозиция всего за год трансформировалась из вполне светской до фундаменталистской. По большому счету, нынешние «разборки» внутри оппозиции — попросту установление джихадистами контроля над каналами финансирования и поставки вооружений, которые раньше шли «светским» оппозиционерам.

Неуклюжие рассказы о «внезапных захватах» джихадистами оружейных складов и запасов снаряжения — еще одна ложь в «интриге вокруг Монтрё». Любой здравомыслящий человек, если у него нет гарантии того, что груз попадет в «правильные руки», попросту этот груз не отправит. А когда отправляют в полной уверенности, что груз будет захвачен — это уже называется по другому.

Уроки Монтрё

Чего ждать от конференции, которая откроется через пару часов после того, как будет поставлена точка в этом материале? Ничего хорошего. В лучшем случае это будет совершенно протокольное мероприятие, которое ничего не решит и кровь в Сирии не остановит. В худшем — антисирийская коалиция, учитывая то, что на конференции соберется проамериканское агрессивно-послушное большинство, сумеет добиться признания легитимности своей агрессии против Дамаска. Не случайно Керри уже категорично заявил: «Всем, кто хочет переписать эту историю и мутить воду, мы повторяем еще раз: целью является создание переходного правительства, со всеми полномочиями исполнительной власти, созданного по взаимному согласию». Вот так — не прекращение кровопролития и мирный диалог, не приостановка внешней интервенции и вооружение террористов, а — свержение Асада!

Прибыв на конференцию, сирийский министр иностранных дел Валид Муаллем заявил: «Мы прибыли в надежде, что нам удастся прийти к единой межсирийской позиции, чтобы противостоять терроризму, ударившему по Сирии и по всему региону». А вот декларация тех, кто участвует в конференции со стороны «сирийской оппозиции»: «Я выражаю надежду, что мирная конференция в Швейцарии заставит президента Сирии Башара Асада предстать перед судом. Предстоящая конференция — это путь в одну сторону, в направлении признания требований революционных сил без каких-либо компромиссов. Мы будем участвовать на этой конференции как борцы с терроризмом, чтобы освободить Сирию от этого преступника». Тем, кто в Вашингтоне так любит вспоминать о коммюнике 30 июня 2012 года, неплохо бы освежить в памяти текст, в котором говорится о «переговорах без всяких предварительных условий». Впрочем, как и в остальных случаях, перед нами — торжество американских двойных стандартов — то, что позволено «оппозиции», то никак не позволено ни Ирану, ни России.

А это уже наводит на определенные и весьма обоснованные выводы, которые можно назвать «уроками Монтрё». Во-первых. Тем, кто всерьез относится к декларациям Вашингтона о готовности «нормализовать» отношения с Ираном, ослабить санкционный режим и, тем самым, позволить Тегерану стать одним из гарантов стабильности на Ближнем Востоке — нужно срочно избавляться от этой иллюзии. Ничего «нормализовывать» Вашингтон не намерен, уничтожение Сирии — это этап долгосрочной стратегии на укрепление гегемонии США на Ближнем Востоке, которая будет опираться на Израиль, монархии Персидского залива и лояльные Штатам режимы в Каире и, как рассчитывают в Белом доме, в Багдаде. По итогам реализации этой стратегии Тегеран будет вытеснен и из «шиитской дуги», и из региона в целом.

Во-вторых. Ближневосточная политика США направлена на уничтожение присутствия в регионе стран, которых Америка считает конкурентами — России, Ирана и Китая. Собственно, хотим мы это признавать или нет, но вся линия поведения Вашингтона в отношении Сирии пропитана именно духом противостояния с Россией. Белому дому сегодня откровенно наплевать на реальные угрозы, которые несет дестабилизация региона и усиление «джихадистов», создание ими «экономики войны», когда нестабильность и наркотрафик становится источником существования. «Асад страшнее Аль-Каиды». Но страшен он не сам по себе, а потому, что является союзником Ирана и России. Поэтому — «Асад должен уйти».

************

Разногласия между Москвой и Вашингтоном по вопросу конфликта в Сирии имели чрезвычайно серьезные и совершенно неожиданные последствия, хотя западные средства массовой информации и западная же политическая элита не хотели этого замечать. Владимиру Путину удалось стать самым успешным политиком в мире, рейтинги президента Барака Обамы снизились, точно так же, как и степень доверия к Америке на Ближнем Востоке. Тезис о том, что «русские идут на Ближний Восток», стал навязчивой идеей для части западных политических элит, а, следовательно, еще не оформившаяся окончательно ось «Москва − Тегеран − Пекин» уже записана Западом и их стратегическими партнерами на Ближнем Востоке в противники, бороться с которыми можно любыми средствами — от интриг до откровенных провокаций...

Возврат к списку