Игорь Николаев: «Опасные советы Константина Симонова», Российское информационное агентство IRAN.RU, 12 февраля 2014

Оттепель — это пора, когда на свет вылезают не только цветы, но и поганки. Зубовный скрежет, раздающийся во властных коридорах Вашингтона по поводу того, что задуманное Белым домом сугубо демонстративное мероприятие — «временное ослабление напряженности вокруг Ирана» — вдруг обернулось, о ужас, готовящимся российско-иранским нефтяным соглашением, был подхвачен и российским прозападным лобби. Для клеветнической кампании вмиг нашлись и нужные журналисты, и нужные эксперты. Аргументы вот только у них свежестью не блещут, да чего там — с откровенной тухлецою у них аргументы…

Многие ли в России подозревают о существовании такой организации, как «Фонд национальной энергетической безопасности», возглавляемый бывшим президентом широко известного в узких кругах «Центра политической конъюнктуры Российской Федерации» господином Симоновым? Думается, что нет. По всем признакам — это одна из «фабрик невостребованных мыслей», коих более чем достаточно появилось в начале 2000-х. Все из них стремились стать «разработчиками стратегии Кремля», никому, по большому счету, этого не удалось. И в основном потому, что как заметил сам господин Симонов в далеком теперь уже 2007 году в интервью «Независимой газете»: «Вместо того, чтобы производить мысли, наше экспертное сообщество зачастую производит словоблудие».

Разумеется, господин Симонов, столь категорично оценивая коллег по цеху, вероятнее всего не предполагал, что пророческие его слова на нем самом и сбудутся. Сбудутся в тот роковой день, когда он даст согласие журналу «Эксперт», обслуживающему интересы российской олигархической верхушки, а точнее — его корреспонденту Геворгу Мирзаяну, прокомментировать ситуацию вокруг Ирана и ирано-российских отношений.

С Мирзаяном все понятно, он отрабатывал заказ-задание главного редактора, Валерия Фадеева, певца светлого образа российских олигархов-хищников, по недоразумению называемых бизнес-элитой. Благополучие этих олигархов и акул по меньшей мере, зависит от благосклонности Запада, где они хранят все, непосильным трудом уведенное в офшоры. Без их благополучия и перспективы «Эксперта» окажутся туманными, поэтому поддержка западного тренда для журнала — вопрос жизненно важный. Но вот что толкнуло господина Симонова дать комментарий по теме, в которой он абсолютно не компетентен, сказать трудно. То ли решил поучаствовать в атаке на российско-иранское сближение (авось зачтется у западного лобби), то ли решил «острыми высказываниями» возбудить к своей фигуре интерес у читающей публики. Впрочем, не мотивы здесь интересны, а то невежество вкупе с бесстыдством, которое интервью под кричащим заголовком «Не надо верить в восточные сказки» продемонстрировало.

Знает ли Симонов про Иран хоть что-нибудь?

В этом интервью Симонов бескомпромиссен и категоричен. «Иран для нас партнером не был никогда. И все эти сладкие напевы в духе «ах, вы не медлите, давайте бросайтесь сюда с мешком пряников, пока западные компании не понаехали» слушать не надо. И завышать цену этих отношений тоже не стоит…» Вот так вот. После этой фразы становится понятным, что написанные Симоновым две главы книги «Обществознание: Глобальный мир в XXI веке», которая, кстати, адресована учителям-преподавателям истории и обществознания в старших классах общеобразовательной школы, надо срочно изымать из обращения.

Потому как этот эксперт, «более 15 лет занимавшийся политической и экономической аналитикой», как повествует о нем Википедия, умудрился ни разу не услышать о том, что без участия Ирана России не удалось бы остановить гражданскую войну в Таджикистане. Он не имеет представления о том, что в свое время именно Иран своим заказом Бушерской АЭС спас атомную промышленность России, он не имеет представления об откровенно пророссийской позиции Ирана во время первой и второй «чеченских» операций. Симонову ничего неизвестно о политическом партнерстве России и Ирана в вопросах «каспийского узла» (впрочем, о Каспии — чуть ниже).

Он понятия не имеет о том, что именно из-за учета интересов России Иран фактически свернул экономическую экспансию в странах Центральной Азии. Сегодня, даже школьник знает, что если Иран был бы прозападным, тогда не было бы СНГ, все страны Центральной Азии и Большого Кавказа, практически без исключения, стали бы членами НАТО, на Каспии под видом защиты инвестиций западных компаний были бы размещены войска НАТО, морской флот России на Каспии был бы прижат к берегам Астрахани. Симонов, как эксперт по энергетическим вопросам, понятия не имеет и о том, что при прозападном Иране все энергетические ресурсы Центральной Азии и Кавказа через каспийский транспортный коридор, минуя Россию, вышли бы на европейский рынок. При таком раскладе поставки из России были бы заблокированы или сильно ограничены, что и нужно Западу во главе США. Он не понимает, что прозападный Иран открывал бы возможность для размещения новых военных баз США фактически на южных границах России. Он не понимает, что прозападный Иран — это оазис, райское место для размещения сотен лагерей террористических организации и экстремистских группировок для подготовки и дальнейшей их отправки на территорию России, он также не понимает, что прозападный Иран гораздо хуже, чем Иран даже с гипотетическим ядерным оружием. В голове эксперта по безопасности не умещается мысль о том, что при прозападном Иране России пришлось бы ежегодно тратить миллиарды долларов на то, чтобы только минимизировать негативные факторы, исходящие от этого государства. И, наконец, прозападный Иран — это такого уровня и масштаба неимоверные проблемы для России, что ее экономика могла бы и не выдержать их последствий.

Сильное подозрение вызывает неосведомленность Симонова в ближневосточной ситуации вообще и в том, что именно партнерство России и Ирана остановило агрессию НАТО в Сирии, и что именно это партнерство сейчас является единственным препятствием джихадистской экспансии на Ближнем и Среднем Востоке, а в конечном итоге — на российском Кавказе и на границах формирующегося Таможенного Союза в Центральной Азии.

Но поразивший Симонова «склероз» в области новейшей истории российско-иранского партнерства — это еще цветочки. Заведующий кафедрой «Прикладная политология» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации смело бьёт самим собою установленный рекорд невежества в отношении Ирана, заявляя: «Я не представляю, как можно говорить о стратегическом партнерстве с пусть и шиитским, но все равно нестабильным исламским государством». Он то ли пропустил, то ли в силу своего невежества не понял слова Владимира Путина, высказанные им совсем недавно на Большой ежегодной пресс-конференции: «Иран для нас является одним из приоритетных партнёров в регионе, это наш сосед. Мы настроены развивать отношения с Ираном по всем направлениям. Это наш принципиальный выбор».

Ладно, слова президента России и нашего курса по Ирану человек не понял, с кем не бывает, но в чем наш «прикладной политолог» увидел нестабильность Ирана — это действительно загадка, великая тайна его аналитичного ума. Страна, экономика которой демонстрирует поступательный рост, страна, проводящая сбалансированную социальную и межнациональную политику, страна, вышедшая в космос, самостоятельно достигшая полного ядерного цикла, занимающая 9 место в мире по освоению высоких технологий, невиданными темпами развивающая собственные научные школы… Наконец, страна, выстоявшая и консолидировавшаяся в условиях жесточайших экономических санкций, по мнению кандидата политических наук — «нестабильное исламское государство». Что творится в головах «доцентов с кандидатами»? Остается только повторить вслед за известным литературным персонажем: «Поздравляю, господин, совравши!».

«Иранский монстр» на Каспии

«Сон разума», в котором сплетаются невежество и ложь, рождает, как известно, чудовищ. В случае же с Симоновым — причудливую химеру, именуемую «иранской угрозой на Каспии». «Да, Иран был одним из факторов, который позволял затягивать заключение соглашения по разделу Каспия (после которого Азербайджан и Туркмения смогли бы на легальных основаниях построить невыгодный для России транскаспийский газопровод). Между тем одно дело — использовать иранский фактор для срыва строительства транскаспийского трубопровода, а другое — столкнуться с растущей мощью Ирана на Каспии», — пророчествует Симонов. Ну, во-первых, Иран был не просто «одним из», а, пожалуй, что «одним из основных» факторов, обеспечивших устойчивые позиции России в переговорах по разделу Каспия. Во-вторых, позиция Ирана по Каспийскому вопросу практически полностью совпадает с российской. И Москва, и Тегеран видят будущее Каспия как демилитаризованного региона, как поля для экономической кооперации всех прикаспийских государств и, главное, как региона, проблемные вопросы в котором решаются исключительно самими прикаспийскими государствами, без всякого внешнего вмешательства.

Если не знать столь очевидных вещей, то надо как минимум не нести ерунды вроде заявления о том, что «когда у Ирана появятся деньги, то первым делом он пустит их на новый виток милитаризации. Понятно, что главная угроза для Ирана исходит по другую сторону Ормузского пролива из Саудовской Аравии, но я убежден, что Иран будет укреплять свои вооруженные силы и на Каспии». Возможно, для господина Симонова будет новостью, но милитаризация Каспия полным ходом идет уже несколько лет. И лидеры здесь — не Иран и не Россия. Настоящая гонка вооружений развернута, например, между Баку и Ашхабадом, причем Ашхабад укрепляет свою каспийскую группировку благодаря импорту (в основном с Украины, в счет поставок газа), а Азербайджан делает ставку на военно-техническое сотрудничество с Израилем. Достаточно вспомнить, что только в прошлом году Азербайджан подписал военный контракт с Израилем на поставки супер современной военной техники и вооружения на сумму 1,6 миллиардов долларов. Кстати, и Москва, и Тегеран в вопросах наращивания собственных группировок ВМС на Каспии, во-первых, исходят из принципов «разумной достаточности», а во-вторых, неоднократно выступали с инициативами о создании региональной организацию по региональному сотрудничеству, в рамках которой можно будет эффективно решать экономические, гуманитарные и другие вопросы Каспия. В очередной раз об этом будет заявлено на встрече лидеров прикаспийских государств в нынешнем году. Интересы России и Ирана на Каспии почти полностью совпадают, а вот с Западом — расходятся. И мрачные пророчества Симонова — попытка подыграть нерегиональным державам в их стремлении проникнуть в этот стратегически важный регион.

Подленько и шизофренично

В интервью Симонова масса других, где-то откровенно бредовых, где-то откровенно лживых заявлений и перлов невежества. Ясное дело, человек взялся не за свое дело. Чего стоит хотя бы вот это «открытие»: «Вряд ли иранская элита будет выполнять договоренности с нами — у них есть уже договоренности с Соединенными Штатами, которые и продавили резолюцию о снятии санкций». Оказывается, это Вашингтон продавил! Вот новость-то для остального мира!

Впрочем, Симонов здесь не оригинален. Он попросту повторяет вброшенный американским экспертным сообществом тезис, который должен был скрыть откровенный провал политики Обамы в «иранском вопросе» и представить отступление Вашингтона этаким хитрым геополитическим маневром. На Востоке есть поговорка: «Собака, не умеющая плавать, оказавшаяся в воде, виляет хвостом, чтобы показать, что она играючи плавает». Как нельзя более точно описание «хорошей мины» Белого дома при «плохой игре» в отношениях с Ираном.

Причины, заставившие Вашингтон на это пойти, отдельная тема — и последовательная политика России, умелая игра Москвы и Тегерана на политических и экономических противоречиях внутри Г5+1, ставшей к «Женеве» Г3+3, здесь сыграли роль куда как большую, чем желания Белого Дома. Или вот это: «Все вопросы будут решаться с Вашингтоном, и я очень сомневаюсь, что наше мнение будет услышано. В том числе и по экономическим вопросам. Все послабления всегда связаны с закупками продукции в странах, снявших санкции». Какие все вопросы будут с Вашингтоном решаться — Симонов не уточняет, потому как все его интервью построено на неконкретности, общих фразах и собственных вымыслах. А по поводу «закупок в странах, снявших санкции» − так почему же, господин Симонов так выступает против контракта, который эту ситуацию обращает в пользу России?

Вот что он пишет: «Российско-иранская нефтяная сделка нам вообще ничего не сулит — Иран просто в очередной раз решает за счет Москвы свои проблемы, а мы пытаемся быть ему полезными. Получается в итоге странная история — один из наших основных конкурентов на рынке энергоносителей свою нефть продавать не может, но мы будем ее покупать и затем пристраивать на рынки». Здесь наш «доцент и кандидат» вновь демонстрирует самую сильно развитую свою сторону — абсолютное невежество в вопросах российско-иранских отношений.

«Большой нефтяной контракт» с Ираном еще не подписан, поэтому есть определенные обязательства в части разглашения тех или иных пунктов. Но о главном − сказать можно и нужно. Представление либертариев и креаклов о том, что суть сделки заключается в продаже Россией иранской нефти и последующем распиле полученного дохода — это отражение скудости мыслей экспертов, обслуживающих российский псевдо-бизнес, в основе которого — «прихватить подешевле, продать подороже — и в Куршавель с моделями вовремя прибыть и успеть прибыль осваивать».

Реальность же нефтяного контракта заключается в том, что российская оплата иранской нефти будет осуществляться реальными деньгами. И этими же деньгами Иран будет расплачиваться по прилагаемым к контракту сделкам на поставку российских товаров самой широкой номенклатуры — от сельскохозяйственной до продукции машиностроения. Этими же деньгами Иран оплатит и крупные проекты — от строительства новых железных дорог и электрификации уже имеющихся до реализации новых энергетических проектов. Как Бушерская АЭС в 90-е стала спасательным кругом для Росатома, так и сегодня «большой нефтяной контракт» может стать одним из источников финансирования нашей промышленности группы «А». Вот против чего выступают сегодня трогательным дуэтом господин Симонов и заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Уэнди Шерман. Масштабы, конечно, разные — но цель одна. Такое вот совпадение.

И точно в русле устремлений Белого дома звучит заключительный аккорд в исполнении Симонова, то, ради чего, собственно, и публиковалось данное интервью: «Москва должна аккуратно возвращаться к теме ядерного досье. Если не со стороны официальных лиц, то хотя бы через общественные институты вбрасывать информацию о том, что Иран нарушает режим санкций. Мы должны развалить американо-иранское сближение, играть в пользу сторонников возврата санкций и поддерживать Израиль, который называет сделку уловкой и жульничеством». Это откровенно подлое, аморальное заявление — кульминация симоновского словоблудия. Все, финиш, маски сброшены. А то, что из-за калечащих санкций, выдуманных на ровном месте, ежедневно страдают миллионы невинных людей в Иране, а именно по ним бьют санкции в первую очередь, Симонова не волнует, он озабочен другим. Невежда и фантазер исчерпывающе точно проговорился о том, что нужно срочно делать «российским общественным институтам» (в числе которых и его Фонд) для срыва российско-иранских отношений в интересах США и Израиля. Момент истины, равносильный откровенному ответу на вопрос «кому служишь»...

**************

Мирзаян подложил Симонову увесистую такую «свинью». Столь откровенное прозападничество и подхалимаж и махровый антииранизм вполне принесли бы всего год назад «кандидату и президенту» политические дивиденды в виде грантов и рукопожатности. Сегодня же ситуация изменилась. Только упоенные собственной значимостью «эксперты», обвешанные дипломами и сидящие на теплых местах, могут не замечать, что укорачивание обществом живущих на западные деньги правозащитников вроде Льва «Курилы» Пономарева и распоясавшихся журналистов «мокрого» канала затронет и их, этих «экспертов». Медленно, с трудом, но российское общество выздоравливает и уже вполне способно разобраться в том, что за странные видения в пользу США посещают некоторых «доцентов». И уже вполне способно понять, какую отраву таят в себе подаваемые ими подленькие советы.

Возврат к списку