Иранское информационное агентство ФАРС публикует интервью с Вероникой Крашенинниковой. Темы обсуждения: политика США и НАТО в Средней Азии, «Евразийский план Путина», сотрудничество между Россией и Ираном

14.08.2012
Вероника Крашенинникова, гендиректор ИНВИССИН

14 августа 2012
Информационное агентство ФАРС
Оригинал на фарси

Как Вы считаете, какими будут основные направления деятельности прозападного лобби в России после прихода к власти президента Путина? Насколько прозападное лобби сейчас становится антииранским? Какие задачи это лобби считает для себя главными во внешней политике РФ на Ближнем Востоке и Центральной Азии?

Приоритеты прозападного лобби в России исходят из повестки дня Вашингтона. На сегодняшний день самая срочная задача США – свергнуть президента Асада в Сирии. Российский МИД после вступления президента Путина в должность значительно ужесточил позицию по Сирии и в ООН, и на других международных площадках – честь ему и хвала за это.
Далее на повестке дня? Давайте обратимся к словам американского генерала Уэсли Кларка, который рассказал о планах Пентагона: захватить 7 стран за 5 лет, начиная с Ирака, Сирии, Ливана, Ливии, Сомали, Судана и заканчивая Ираном. В Ираке «миссия окончена» – как и в Ливии, Судан разделен надвое, Сирия подвергается яростной атаке, для Ливана и Сомали США пока ожидают удобного момента. И, наконец, камень преткновения для Вашингтона – Иран. Не зря направленный в Россию посол США Майкл Макфол считается специалистом, помимо России, по Ирану. Одна из задач Макфола в Москве состоит в том, чтобы использовать российское влияние и контакты против Ирана. Но за последние месяцы он в этом направлении не продвинулся ни на миллиметр.

В Центральной Азии США продолжают вести подготовительную работу и наращивать военно-политическое влияние. Сложно точно сказать, когда они перейдут к активной фазе – зависит от развития ситуации. Но покушение на муфтия и его заместителя в Татарстане в России, а также недавние события в Таджикистане (убийство генерала и последовавшие боевые столкновения в Горном Бадахшане) говорят о том, что обстановка, возможно, уже начинает подогреваться.

В своей статье «Бизнес-стратегия НАТО: зачем воевать, если можно просто купить?» вы говорили о том, что в случае с Россией и Средней Азией, вместо бомбардировок и вооружения «оппозиции», США и НАТО прокладывают путь раздачей подрядных контрактов, выдвигая экономическое аргументы: это бизнес для ваших компаний, доходы для вашего бюджета и новые рабочие места для вашего народа. Существуют ли примеры этого кроме объекта НАТО в Ульяновске?

Подкуп – а раздача контрактов это ни что иное – очень распространенный способ подавления воли к сопротивлению. Вся система поставок на военные базы США и НАТО в Афганистане держится на компаниях-подрядчиках, которые в свою очередь нанимают местных полевых командиров – параллельно «обеспечивающих безопасность» наркотрафика. Собственно, открытие новых военных баз в государствах основано на том же – Вашингтон платит «принимающей» стране за «аренду», регулярно соглашаясь повышать ставку. Так происходит повсюду, от Центральной Америки (Колумбия) через Косово до Центральной Азии. Тот же посол Макфол проговорился в мае, выступая перед студентами Высшей школы экономики в Москве, что США «предложили взятку» киргизскому правительству за сохранение военной базы в аэропорту «Манас».

Подкуп – это предпочтительный для США вариант. Тех, кто не продается, пытаются свергнуть посредством «цветной революции», а если и это не работает – тогда вооружают местных боевиков и террористов, и под предлогом гуманитарного кризиса бомбят население суверенного государства.

«Евразийский план Путина»… На Ваш взгляд, что же все-таки было в нем больше – предвыборной пропаганды или же это выражение внешнеполитических устремлений определенной части правящего класса? Насколько решительно эта часть руководства готова отстаивать право на самостоятельный внешнеполитический курс? Насколько у этой части хватит политической воли и политического (да и другого) ресурса, чтобы реализовывать этот план?

Евразийский союз – это долгосрочный проект, который реализуется поступательно. В прошлом году вступил в силу Таможенный союз, консолидируется Единое экономическое пространство и Евразийское экономическое сообщество. Дальнейшая интеграция для России и наших друзей – это даже не выбор, а единственно возможный путь. Потому что альтернатива интеграции – это дезинтеграция. Если мы не объединимся, то будем растащены по кускам. 

Так что евразийская интеграция – это категорически необходимое условие для существования независимой России и наших соседей. Результаты мартовских выборов убедительно показали, что российский народ выступает за патриотическую внешнюю политику. У наших народов достаточно политической воли для объединения, и власти найдут в них сильную поддержку.

На Ваш взгляд, насколько Иран, сотрудничество с Ираном сейчас важны и приоритетны для российской внешней политики? В каких регионах, в каких узловых и горячих точках было бы наиболее важным взаимодействие между РФ и ИРИ?

Генеральным принципом внешней политики государств региона должен быть принцип «региональным проблемам – региональное решение». Внерегиональные державы, преследующие захватнические цели, должны удалиться из нашего региона. "Сотрудничество" в переводе с американского сегодня значит использование ваших ресурсов и возможностей, для того чтобы подчинить и покорить вас, а также ваших соседей – вашими же руками, против ваших интересов. Когда открытая война танками и истребителями бесперспективна, тогда всё – «сотрудничество», «партнерство», «борьба против общих угроз» – становится войной.

Региональные державы, напротив, очевидным образом заинтересованы в мире, стабильности и благополучии своего региона и своих народов. Россия и Иран – естественные партнеры во взаимодействии по вопросам Каспия, в поддержании мира в Закавказье и Средней Азии, в борьбе с наркотиками, в борьбе с терроризмом и экстремизмом, сотрудничестве в области технологий и энергетики – включая атомную, в торговле и военном сотрудничестве. Одна из самых срочных задач – содействие в реконструкции и развитии Афганистану, причем напрямую афганцам – не через США или НАТО. Мы должны наполнять наше сотрудничество реальным содержанием, иначе вакуум быстро заполняют США и их союзники.

Возврат к списку