Видеорепортаж о конференции Института «НАТО: мифы и реальность уроки для России и мира», КМ ТВ, 15 мая 2012

Загрузка плеера

Оригинал видеоролика на сайте KM TV: http://tv.km.ru/leonid-shershnev-nastalo-vremya

В Москве прошла крупнейшая научно-практическая конференция «НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира», гости и участники которого, зарубежные и российские эксперты, провели независимый анализ целей и задач, стратегии и тактики, текущих операций и планов Альянса с учетом исторического контекста. Значительная часть информации, представленная в докладах, прозвучала в России впервые.

Вероника Крашенинникова, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив: Мы собрались в важный исторический момент. Только что вступил в должность президент Путин. Очередной саммит НАТО, который через несколько дней начинается в Чикаго, нанесет новый удар по суверенным интересам многих государств. И сегодня мы представим ту информацию, которую информационное бюро НАТО в Москве вместе с провашингтонским и пронатовским лобби здесь не желают раскрывать. Но в демократическом государстве решения должны приниматься на основе всей полноты информации, и об истиной сущности НАТО должны знать все. И те, кто работает в государственных органах власти, и эксперты, и рядовые граждане, которых заботит судьба государства. Наша задача сегодня — сорвать красочную информационную обертку и представить сущность НАТО такой, какая она есть.

Сергей Михеев, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России: На мой взгляд, ситуация, которая складывается в последние два десятилетия в мире и та роль, на которую НАТО претендует в этом раскладе сил, достаточно тревожная. Конечно, возможно, я скажу банальные вещи, но тем не менее. НАТО в последние годы откровенно пытается подменить собою Организацию Объединенных Наций. Да, ООН далеко не идеальная организация, никто не в восторге от ее работы. Тем не менее ООН – это все же консенсус всех государств мира. НАТО – это военная организация группы наиболее развитых стран. И тем не менее этого слишком мало для того, чтобы представлять интересы всего мира. Так вот, в последние два десятилетия НАТО совершенно откровенно пытается подменить собою все мировое сообщество и радикально перестроить всю систему международного права и систему принятия политических решений в мире, по сути возвращая мир в состояние, в котором прав тот, кто сильнее. По сути, везде, где появляется НАТО, не появляется ни стабильности, ни процветания, ни мира. НАТО решает свои собственные проблемы в разных уголках мира, при этом абсолютно не обращая внимание на то, какие побочные последствия для тех, кто проживает в этом регионе, несут ее действия.

Леонид Шершнев, президент Фонда национальной и международной безопасности: Конечно, настало время, когда действительно нужно окончательно разоблачить политику НАТО, разбить вот эти все мифы, мифологемы натовские, и, собственно говоря, определиться с судьбой этого блока, что он несет человечеству, какие угрозы создает, сколько мы можем и сколько человечество может эти угрозы терпеть, сколько человечество может тратить ресурсы свои на войну и на подготовку к войне. И, в конце концов, доколе натовцы, доколе США и западная цивилизация будут пытаться внедрять свои ценности другим народам и государствам?

Саммит НАТО: анализ повестки дня и исторический контекст.

Альфред Росс, президент Института исследований демократии (Нью-Йорк, США): Для меня особая честь присутствовать здесь и иметь возможность высказаться по продлению отношений между Россией и НАТО. 9 мая президент Путин заявил, что именно наша страна приняла на себя главный удар нацизма, встретила его героическим сопротивлением, прошла через тяжелейшие испытания и определила сам исход той истории, сокрушила врага и принесла освобождение народам всего мира. Советский Союз разгромил нацистов в битвах под Сталинградом и Курском, оставалось только ликвидировать само нацистское государство, дойдя до Берлина. Это обязательно бы привело к освобождению прогрессивных сил в Европе, возглавлявших сопротивление нацистскому террору. Эти силы неизбежно бы стали противником экономических и политических кругов, развязавших эту войну, а также еще одного государства по ту сторону Атлантики, оказывающего огромное влияние на их жизни. Высадка американцев в Нормандии стала сигналом к тому, что процесс освобождения этих сил возможно остановить, что США смогут создать в Западной Европе структуру, которая позволит американцам построить здесь военный аванпост и добиться мировой гегемонии. В 1947 году президент и правительство США показали свое презрение к демократии как внутри своей страны, так и за ее пределами, издав правительственный указ №9835, положивший начало федеральной программе лояльности и запугивания американцев. Затем последовала доктрина Трумэна по вмешательству в демократические процессы Греции и Турции, а к декабрю 1947 года был принят указ, предписывающий ЦРУ и США сорвать первые выборы в Италии в апреле 1948 года, чтобы итальянские антифашисты не смогли прийти к власти в стране. Проведение США операции «Гладио», о которой мы говорили на первом заседании, было хорошо обдуманным ходом, позволяющим сделать из Западной Европы надежную стартовую площадку, а правительства этих стран заставить проводить политику, враждебную СССР и странам Организации Варшавского договора, а также антиколониальным, антирасистским и антиимпериалистическим движениям во всем мире. НАТО создавалось против России, а также народов Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии. В результате был сформирован самый протяженный в истории военный фронт, он проходил через Эстонию, Румынию, Болгарию, Грецию и Турцию до Центральной Азии, до Кыргызстана и границы Китая. Недавно военным плацдармом Альянса была объявлена и Северная Африка.

Леонид Калашников, первый заместитель председателя Комитета по международным делам, депутат Госдумы: Прежде всего начну с того, что часто говорят о том, что нас с США разделяет. И это немало. Что же все-таки объединяет, что общего нам удалось с ними особенно за последние так называемые перезагрузочные годы достичь. Когда говорят о последних перезагрузочных успехах, то чаще всего вспоминают так называемый пражский договор СНВ-3, который мы заключили между Медведевым и Бараком Обамой, и потом ратифицировали у нас в Государственной Думе и в Сенате США. И второе — это афганский транзит, который сегодня грозит превратиться еще и в создание определенного перевалочного пункта, который чаще называют транзитным пунктом в Ульяновске. А по классификации НАТО это нечто иное, все-таки как тыловая военная база. Так вот, когда мы говорим об этих двух якобы успехах, мы должны понимать, что это на самом деле мины, которые заложило в том числе и некоторое российское руководство под то, что нас сегодня кардинально разделяет. Я имею в виду прежде всего систему создания противоракетной обороны в Европе и, в общем-то, глобальной системы ПРО. Когда мы обсуждали договор СНВ-3, ратифицируя его, мы говорили о его немалых недостатках, отмечая фактически в качестве одного из достоинств лишь взаимный контроль. Некоторые говорили о том, что у нас и так стареет баллистическое оружие. И его и мало, и у Америки больше, что являлось дополнительным аргументом. Чаще всего мы говорили о том, что мы с вами уподобимся тому самому игроку, который играет с шулером в казино, который заплатит, при этом проиграв, а потом начнет кричать, что его обманули. Прошло почти два года, и мы начинаем об этом действительно кричать.

Альгирдас Палецкис, председатель Социалистического народного фронта (Литва): Вообще-то НАТО создавалось с таким лозунгом, по-английски он звучал так: «Иметь придавленную Германию низко, американцев внутри, русских – вне». Малые страны вообще не упоминались. И, к сожалению, продолжается до сих пор эта традиция. Да, у нас опыт есть, уже восьмилетний, и как раз о нем я хотел сегодня рассказать. С момента крушения СССР элиты Латвии, Литвы и Эстонии, будучи под четким руководством влиятельных пронатовских кругов, начали политику полной интеграции этих стран именно в НАТО. И чтобы понять, почему это произошло и как это произошло, очень короткий экскурс в историю. Три балтийские страны, к сожалению, ввиду своих малых размеров не влияли особенно на международные отношения, во всяком случае в новейшей истории. И они были восприняты после Первой мировой войны как государства, которые должны были сдерживать советскую Россию. И они были фактически между двумя войнами протекторатом западных стран. И из них самая влиятельная, конечно, была Германия. И несмотря на то, что в 1933 году пришли нацисты, в странах Балтии были уже профашистские режимы. В 1926 году в Литве произошел профашистский переворот, в 1934-1936 годах, соответственно, в Латвии и в Эстонии. Конечно, эти правители-автократы видели в Германии своего большого союзника, именно в это время росли большие неофициальные и официальные контакты с Германией. Дебаты внутри балтийских стран по поводу того, стоит или не стоит вступать в НАТО, были заглушены в самом начале при помощи простых методов: надо было создать образ агрессора, жертвы и спасителя. СМИ сумели внедрить в сознание населения следующую формулу: Россия является извечным врагом стран Балтии, эти страны не раз становились жертвами агрессии, а НАТО именно и есть спаситель.

НАТО и наркотики: борьба или намеренное попустительство?

Вероника Крашенинникова, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив: Борьба с наркотиками США и НАТО: является ли это намеренным попустительством? Пожалуй, миф о совместной борьбе против общих «угроз» (я беру это в кавычки) — это один из наиболее раздутых и распространенных мифов, которые были сделаны в Вашингтоне и переняты нашими кругами.  

Семен Багдасаров, член Центрального совета партии «Справедливая Россия»: Нам нельзя помогать Северному альянсу, потому что создавалась абсурдная ситуация. Я часто говорю: сколько российских бойцов погибло от пуль талибов? Ни одного. Сколько погибло после вывода советских войск из Афганистана? Вспомните 12-ю заставу и участие в ней бойцов Ахмад Шаха Масуда из подразделения Кази Кабира. И всегда у меня есть фотография, где я демонстрирую присутствие Ахмад Шаха с Кази Кабиром. Тогда, пользуясь лоббированием узбекских и таджикских псевдосоюзников, в Москве приняли обратную ситуацию и активно помогали Северному альянсу, и в результате мы получили то, что мы получили. Я часто приводил пример, что впервые в 1929 году советские войска вошли в Афганистан, но они помогали тогда пуштунам вернуть свою власть, которая тогда была захвачена таджиками, и установить то, что они установили, в обмен на то, чтобы они не вмешивались во внутренние дела советской России в Туркестане. После этого режим как только не назывался, но нам было все равно. Мы сейчас также находимся на перепутье. Мы говорим, в Афганистане есть терроризм. А кто такой — терроризм? Это талибан, разные шуры и т. д. И есть хорошие товарищи в лице господина Карзая и его окружения, а также афганской армии, где 70% — это бойцы Северного альянса, которым надо помогать, потому что им помогают и американцы, и мы, и все мировое сообщество. Это является абсолютно ложным постулатом. Я вам скажу — в той же войне 90-х годов мне часто приходилось участвовать в совещаниях в том числе и в Ташкенте, где узбекское и таджикское руководство находилось в панике: что будет, если движение «Талибан» выйдет на границу с Узбекистаном и с Таджикистаном? Все, паника. А я говорил: что произошло, когда «Талибан» вышел на туркмено-афганскую границу? Ничего не произошло. Мирное существование, все там было нормально. Руководитель и президент Туркменистана Сапармурат Ниязов-Туркменбаши наладил с ними нормальные отношения и все было прекрасно. Не надо вмешиваться во внутренние дела Афганистана. Почему кто-то в России, в Европе, в США вырабатывают какую-то программу для Афганистана, и говорят, что вы должны жить вот по такой схеме? Почему вы считаете, что афганский народ сам не в состоянии этого делать? Поэтому когда мы говорим по поводу того, что сделать, чтобы опиума было меньше, то в первую очередь оттуда должны выйти все иностранные войска. Во-вторых, дать афганцам возможность самим разобраться в своих делах. Да, на это уйдет 5-6 лет, это будет тяжело, но режим устоится такой, какой он устоится. И когда это произойдет, мировое сообщество не должно вмешиваться, оно должно оказывать гуманитарное содействие афганскому населению. Если нас, РФ, где 100000 человек умерло от наркотиков, от афганских опиатов, это волнует, то почему мы не контактируем с движением «Талибан», не добиваемся решения двух вопросов, чего уже, собственно, добивались: первое — о том, что движение «Талибан» не будет вмешиваться во внутренние дела соседних государств, входящих в ОДКБ, в частности, Таджикистана; и второе — что они покончат с наркотиками? Они готовы дать это заявление, они готовы дать эти уверения. Так почему же мы вместо этого помогаем американской стороне транзитом, участвуя в войне в Афганистане? Это очень важный вопрос. Второй вопрос: это может привести к тяжелым последствиям для России, еще большим, чем наркотики.

Александр Князев, старший научный сотрудник института востоковедения РАН: Говорить отдельно о связи деятельности НАТО с наркотрафиком в Афганистане и в Средней Азии несколько проблематично, поскольку политика совокупного Запада в этом регионе носит комплексный характер. Это не только НАТО, это и деятельность отдельных государств, это деятельность отдельных международных организаций. Я бы назвал ОБСЕ, Европейский союз, НАТО, само собой и ряд других. Поэтому в своем выступлении я буду говорить в целом об этой комплексной политике, акцентируя отдельно внимание там, где это необходимо, на НАТО. Короткий экскурс в историю наркопроизводства в регионе. До 80-х годов наркотики, опиаты в Афганистане производились ровно в тех же объемах, в каких они производились в то же время в советской Средней Азии: в Таджикистане, Узбекистане или в Киргизии. У каждого уважающего себя сельчанина в Киргизии и в Таджикистане в огороде росло несколько кустиков опиумного мака, использовавшегося в медицинских целях: зуб заболел, желудок заболел и т. д. И никогда до этого Афганистан не являлся каким-то мощным экспортером этой продукции. Если посмотреть сводки НКВД и еще ОГПУ 20-30-х годов, то, скажем, на туркменском участке среди задержанной контрабанды преобладает по статье опиатов, по статье опиума и терьяка персидский, то есть иранский опиум, а не афганский. Массовое производство наркотиков относится к 80-м годам. Наверное, многие из присутствующих знают эту историю, я в двух словах ее обозначу. Когда примерно в 1982-1983 годах некоторые из отрядов афганских моджахедов на тех территориях, которые они контролировали, начали выращивать опиум в товарных количествах, был небольшой конфликт между ЦРУ, с одной стороны, и американским агентством по борьбе с наркотиками, с другой стороны, когда наркоборцы выступали против, а ЦРУ поддерживало эту инициативу, полагая, что таким образом, во-первых, отряды моджахедов частично перейдут на хозрасчет, будут окупать свою активность; с другой стороны, эти наркотики (тогда это уже было понятно) станут дополнительным оружием против противника как некий разлагающий фактор. Объемы были небольшие. За весь период присутствия советских войск было несколько крупных операций совместно с афганскими вооруженными силами тогдашнего афганского правительства, но это буквально разовые операции, поскольку явление не имело массового масштабного характера. Массовое производство наркотиков начинается в 90-е годы при талибах. Каким образом участвует совокупный Запад в этой сфере? Инструментами текущего порядка является целый ряд программ. Вообще эта деятельность носит в большей степени программный характер. Среди таких программ можно назвать известную программу «Сарекс». И я бы даже выделил отдельной строкой программу по реформированию границ, которую реализует Евросоюз, под названием БОМКА. Все эти программы — их много еще других: и уже упоминавшееся «Партнерство ради мира», и многие другие. Они носят характер, направленный на реформирование силовых, правоохранительных и специальных органов, ведомств, стран Центральной Азии. Результатом этой деятельности является следующее. Поскольку общества традиционные, вышедшие из достаточно жесткого авторитарного иерархизированного советского прошлого, то эта их активность, даже если она, может быть, я допускаю, в каких-то отдельных локальных случаях носит и благой характер, направленный на достижение позитивного результатов, тем не менее она приводит в первую очередь к разложению силовых правоохранительных и специальных структур и, во-вторых, к максимально недопустимой прозрачности в деятельности этих структур. Результаты? Очень ярким результатом являются события в Киргизии 2005 года, когда киргизские силовики заявляли о том, что они не будут применять оружие против собственного народа, это и есть результат разложения силовых структур. Люди, которые захватывают здания прокуратур, судов, здания органов внутренних дел, сжигают архивы, следственные дела, эти люди народом, вероятно, именоваться не могут. Для того и существует милиция, спецслужбы, армия, чтобы поддерживать жизнеспособность и эффективность государства. В Киргизии реформирование периода 1991 – 2005 годов этих структур шло при содействии: там участвовала, в частности, по линии спецслужб и была партнером германская БНД, другие европейские и американские структуры по линии НАТО — они добились того, что эти структуры оказались просто недейственными. То есть ни одна из силовых структур тогдашней Киргизии не оказала ни малейшего сопротивления, ни сделала ни малейшей попытки для того, чтобы защитить государство как институт. Какую позицию при этом занимали США? Я думаю, что США в лице тогдашнего посла, курировавшего всю эту работу, господина Стивена Янга, прекрасно понимали, кого они приводят к власти. Еще в период президентства Аскара Акаева на брата ставшего президентом Курманбека Бакиева Жаныша Бакиева поступали оперативные материалы из Службы национальной безопасности о том, что он курирует одну из веток тогдашнего наркотрафика. При Акаеве (я могу сказать, я занимался этой тематикой определенно) - наркотрафик не был монополизирован, он был разделен между несколькими преступными группировками, и одну из них курировал брат будущего президента Курманбека Бакиева. Приход Бакиева означал следующее: на протяжении примерно полутора лет — серия политических убийств. Убиты лидеры конкурирующих группировок — и к 2009 году весь наркотрафик, проходящий через Киргизию — я его назвал бы не просто афганским, а афганско-киргизско-таджикским наркотрафиком — был монополизирован семьей президента. В 2003 году, вероятно, под кураторством нашего уважаемого господина Пино Арлакки, когда он работал в ООН, в Киргизии было создано агентство по контролю наркотиков, которое, несмотря ни на что, работало сравнительно эффективно до 2009 года и финансировалось через структуру ООН американцами. К лету 2009 года американцы, когда им удалось достичь полного взаимопонимания с семьей Бакиева (я напомню, в июне 2009 года было подписано соглашение о преобразовании, и можно не лукавя сказать о переименовании американской военной базы в аэропорту Манас в центр транзитных перевозок), взаимопонимание было достигнуто, можно вспомнить известное высказывание о никарагуанском диктаторе Анастасио Самосе о том, что «он сукин сын, но наш сукин сын». И, я думаю, к Бакиеву, с точки зрения американцев, в тот период это было вполне применимо — взаимопонимание было достигнуто, США сделали заявление о том, что они не будут финансировать далее деятельность агентства по контролю наркотиков. Инициативу попыталась перехватить российская сторона. Россией было заявлено о том, что она берет на себя финансирование деятельности этого агентства. В июле 2009 года в Киргизии на Иссык-Куле состоялось совещание руководителей антинаркотических служб стран СНГ, на которое директор ФСКН Виктор Петрович Иванов приехал с готовым межправительственным соглашением, подписание которого было полностью сорвано киргизской стороной. Этот промежуток времени с лета 2009 года и до апреля 2010-го, когда Бакиев был свергнут, в Киргизии вообще никто борьбой с наркобизнесом и с наркотрафиком не занимался.

Иран и Афганистан в планах США и НАТО: следствия для евразийского проекта России

Леонид Шершнев, президент Фонда национальной и международной безопасности: И Иран, и Афганистан являются нашими естественными и истинными союзниками. Уже длительное время они противостоят главному противнику России и мирового сообщества, озабоченного выживанием человечества. От исхода этого противостояния во многом будет зависеть судьба России, конфигурация передела мира. Иран и Афганистан непосредственно примыкают к странам СНГ и оказывают заметное влияние на Кавказский и Среднеазиатский регионы, особенно на ситуацию на Каспии, где открыты мировые запасы нефти и газа. Поэтому мы не можем оставаться равнодушными к тому, что происходит и в Иране, и в Афганистане, и вокруг них. 11 лет продолжается оккупация Афганистана американо-натовскими войсками. США угрожает войной Ирану, рискуя ввергнуть мир в вооруженное, даже ядерное противостояние. Против Ирана осуществляются разного рода санкции. Наш прямой долг — оказать всестороннюю помощь, включая военно-техническую, Ирану и Афганистану для защиты их суверенитета и независимости, обеспечение безопасности. На мой взгляд, оценка Россией и ее реакция на действия США и НАТО против Ирана и Афганистана является непоследовательной, противоречивой, а порой и ущербной. Так, 11 апреля сего года президент Путин, отчитываясь перед депутатами Государственной Думы еще как премьер-министр, фактически оправдывал оккупацию Афганистана американо-натовскими войсками и оказываемую нашей страной помощь натовцам. «Если западное сообщество и НАТО (это его слова) держат там ситуацию под контролем, выполняют там нашу работу, иначе нашим солдатам пришлось бы воевать на таджикско-афганской границе». Более того, Путин сказал, что «мы с вами заинтересованы в присутствии американо-натовцев в Афганистане, и надо помогать им решать проблему стабилизации ситуации в этой стране», что, дескать, полностью соответствует национальным интересам России, РФ и нашего народа, если дословно цитировать. Нельзя не согласиться с ним только в том, что надо действительно считаться с реалиями, то есть идти на компромиссы. Глубоко убежден, что партнерство США и НАТО в связи с Афганистаном противоречит национальным интересам России. Проамериканская позиция Москвы в этом вопросе усугубляет обстановку в регионе, ослабляет, дискредитирует Россию, убеждает обывателя в том, что наша политика полностью подчинена вашингтонскому обкому. Для США очень важно сохранить в этом районе Евразии свои фронт-посты. Повторим: следует принять Иран и Афганистан в Шанхайскую организацию сотрудничества сначала в качестве наблюдателей, а затем и полноправных членов. ШОС призвана оказать решающее содействие мирному восстановлению Афганистана и в обеспечении региональной безопасности. Нам нельзя доверять США и НАТО безопасность в регионе, это дело самих государств, расположенных в нем. Надо объединить усилия России, Китая, Индии, Пакистана, других соседних государств в оказании всемерной помощи Афганистану, чтобы общими усилиями вывести страну из бедности и неграмотности.  

Халил Хашмат, председатель правления Фонда содействия укреплению дружбы и сотрудничества с Афганистаном: С Леонидом Ивановичем я согласен, что реальная работа строительства будущего Афганистана требует реальных действий. Не так просто американцы объявляют каждый раз, что каждый афганец может получить по $220 000 в год, приехав и осуществив кое-какие дела. Я называл, какие дела они осуществляют. Это все и есть реальная работа. Я думаю, что будущая организация, которую мы создаем, фонд, звучит так, что некоторые думают, что если фонд, то это экономическая организация. У нас не экономическая организация, но реально у нас есть потенциал из числа тех афганцев, которые обучались в вузах СССР и в российских вузах, специалисты, они работают в России не по специальности, как говорится, на базарах работают. И их можно собрать и туда отправить. Это действительно потенциал, они специалисты и могут работать в Афганистане. Такие примеры можно приводить и реально можно работать. Есть такой потенциал. То же самое в организации содействия ШОС. Мы тоже отправили свои пожелания и содействие, что афганцы имеют огромный потенциал и врачей, и строителей, можем посодействовать тоже.

Подведение итогов

Сергей Михеев, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России: Основным выводом всего того, что было услышано, на мой взгляд, является необходимость еще один раз задуматься над тем, как же устроен сегодняшний мир и какова наша роль в нем, как нас играют и как мы можем играть. Что касается НАТО, то я думаю, что крайне осторожно надо относиться ко всем проектам, которые инициирует эта организация, в которой нас, в том числе здесь, в России, призывают участвовать. Это один из основных выводов, потому что, конечно, пора уже заканчивать с этим, знаете, перестроечным наивным полуидиотизмом разлива 90-х годов, когда мы просто-напросто потребляем пиар-продукцию большого блока и выдаем ее за чистую монету, при этом убеждаем друг друга в том, что это, на самом деле, так. Надо отличать пиар-продукцию от реальности.

Леонид Шершнев, президент Фонда национальной и международной безопасности: Эта встреча наша, это обсуждение ко многому обязывает. Важно сейчас каким-то составом — пусть, Вероника, мы вместе подумаем — обобщить все, что мы сегодня слышали, что мы сегодня увидели, и выработать какие-то свои рекомендации для нашего руководства, для общественных организаций с тем, чтобы это было нашим практическим участием в этой большой политике.

Ссылки по теме:



Возврат к списку